Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 3 (155) от 15 августа 2018 г. Подписка Редакция Контакты
151001509915098150971509615095150941509315092


Исак Фрумин

Школа возрастных ступеней

Универс – школа взросления

Экспериментальная школа «Универс» возникла как ответ на вызов того времени, когда в узких кругах уже вовсю обсуждались вальдорфская педагогика, Монтессори и развивающее обучение. О том, как и почему возникла новая экспериментальная школа в Красноярске, рассказывает Исак Давидович Фрумин, ныне научный руководитель Института образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», ранее – директор и один из идейных вдохновителей Красноярской экспериментальной школы «Универс».

Это был конец 90-х, тяжелое время с одной стороны, когда заработная плата выдавалась бартером, а массовая культура, рэкет и наркотики стали частью повседневной жизни, и с другой стороны – время зарождения новых идей.

Экспериментальная школа «Универс» возникла как ответ на вызов того времени, когда в узких кругах уже вовсю обсуждались вальдорфская педагогика, Монтессори, Френе, а развивающее обучение под эгидой широко известной на тот момент системы В.В. Давыдова стало и основной целью, и спасательным жилетом одновременно для модернизации красноярской школы. По мере своего становления школа получила два направления развития: как школа многообразия педагогических культур и как школа взросления. Об этом расскажу более подробно.

Вениамин Сергеевич Соколов, в то время бывший ректором Красноярского государственного университета, по чьей инициативе, собственно, я и стал тогда директором «Универса», поставил две основные задачи, которые должна выполнять школа: готовить учителей, способных преподавать в современных реалиях, отвечая на потребности прежде всего учеников и социума в целом, с одной стороны, и стать лидером и образцом для других школ, с другой.

Мы долго думали, как же сделать так, чтобы школа стала не только площадкой развивающего обучения, но и интересным местом для учеников. Общение с моими наставниками, позднее – коллегами, в числе которых были выдающиеся создатели психолого-педагогического факультета Красноярского государственного университета (Виктор Болотов, Борис Хасан, Александр Аронов), а также с Василием Васильевичем Давыдовым и Борисом Данииловичем Элькониным помогло нам понять важную вещь: проблема школы в целом состоит в том, что вся она, от первого до одиннадцатого класса, работает по принципам начальной школы. А это в корне неправильно. И с тех пор мы стали строить школу, базовой конструкцией которой являются возрастные ступени. В то время нам очень помогло открытие нового здания, куда мы перенесли всю начальную школу, а старое – разделили на два блока: для учащихся средних и старших классов. При этом в каждом звене был свой талантливый руководитель (Тамара Скретнева, Вячеслав Башев, Павел Сергоманов).

Первым шагом для нас было изучение психологических особенностей возрастов. Показательным в те годы стал эксперимент с реализацией нашей концепции в пространстве. Мы закупили диваны для подростковой и старшей школ. В результате получили то, что получили: в средней школе через некоторое время от диванов осталось одно название, их изрезали, изрисовали; в старшей – эти диванчики стали излюбленным местом учащихся, где они устраивали посиделки, готовились к занятиям, генерировали идеи. Для нас это было ценным уроком. Мы поняли, что школа должна не только ориентироваться на возраст, но и способствовать взрослению учеников.

В первую очередь мы пытались понять наших учеников, посмотреть на мир, на обучение их глазами. Ведь почему многие школы работают так, что ученикам там неинтересно? А просто потому, что мы, взрослые, не замечаем многих вещей, которые происходят в школе. Я очень люблю цитировать «Маленького принца» Экзюпери: «Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: “А какой у него голос? В какие игры он играет? Любит ли он бабочек?” Они спрашивают: “Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?” И после этого воображают, что они узнали человека». Мы пытались избегать такого недопонимания, старались сократить этот разрыв.

Красноярский «Учитель года-2016» Владислав Галимов:
«В любое время у взрослых дети какие-то не такие»

Принцип взросления носит рамочный характер. Обучение в этой рамке можно вести, основываясь на разных концепциях. После Всероссийского конкурса «Авторская школа», который мы провели совместно с «Учительской газетой» в Красноярске, наша школа превратилась в некую панель экспериментальных площадок: школы диалога культур, развивающего обучения, вальдорфской педагогики. И между собой мы стали ее называть «школой многообразия педагогических культур».

Важным шагом и в то же время отправной точкой к изменениям в моей жизни стало присоединение к школе детского сада. Мы получили доступ к еще одной ступени образования и стали выстраивать школу уже четырех ступеней. Но именно в тот момент я осознал, что моя карьера учителя окончена. Я превратился в эксперта-менеджера. В 1999 году мне предложили работу, где эта экспертиза могла распространиться и на другие школы. Я согласился, оставляя школу в надежных руках. После моего отъезда ее возглавил Вячеслав Башев, креативный и энергичный молодой человек, сильный управленец.

Я бываю в своей школе. И сейчас «Универс» основной свой упор делает именно на возрастные аспекты. При этом самостоятельность, мышление и социальная компетентность являются важнейшими навыками, которые школа стремится развить у каждого ученика.

Чего нам действительно не хватало все те годы, так это времени и сил на полноценную рефлексию и исследование эффективности нашего подхода. 



Социальные комментарии Cackle