Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 1 (153) от 12 февраля 2018 г. Подписка Редакция Контакты
150591505815057150561505515054150521505315051


Валерий Дымшиц

ЧЕМПИОН XX ВЕКА

Лебедев в «Ленинграде»

Если бы искусство было устроено как спорт, наподобие фигурного катания или художественной гимнастики (занятия, в высшей степени не чуждые прекрасному), мы бы тогда могли точно сказать, кто лучший художник. А так, конечно, даже сама постановка вопроса выглядит глупо.

Но, если все-таки представить себе, что искусство – все-таки немножечко спорт (недаром в нем, как и в спорте, много говорят о технике исполнения), то тогда чемпионом русского ХХ века будет Владимир Васильевич Лебедев (1891–1967). В таких упражнениях обязательной программы, как «ню» и «женский портрет», ему просто не было равных. Потренировавшись как следует на циркачках, спортсменках и балеринах, Лебедев перенес это невероятную, чемпионскую силу художественного жеста в изображение детей и котят и стал лучшим, самым главным художником советской детской книги. А советская иллюстрированная детская книга – великая вещь! Так вот, Лебедев был не только главным советским детским художником, но еще и воспитал целую плеяду учеников. И все они: Пахомов, Васнецов, Чарушин, Курдов, Эвенбах и другие, при всей разности творческих индивидуальностей, тоже щеголяли отточенным мастерством. А все потому, что ученики великого Лебедева. И мы все – по крайней мере люди старшего поколения, а в тех семьях, где хранили старые детские книжки (и правильно делали!), и младшего тоже, – выросли на картинках Лебедева. Одним словом, Лебедев сформировал – первые впечатления самые важные – наш визуальный образ мира.

Это все и так знают.

Некоторое недоразумение состоит в том, что не все знают, что сейчас есть возможность спокойно, в большом, светлом зале шоу-центра «Ленинград» (то есть бывшего кинотеатра «Ленинград» в Таврическом саду) посмотреть на то, чего мы так давно не видели. Там сейчас выставка живописи и графики Лебедева из частных собраний. Называется «Женский образ. Право на личное». Ничего личного я, надо сказать, на этой выставке не увидел. Красивая женщина и прекрасное искусство – это общественное достояние. А что нарисованы не трактора и турбины, так Лебедев и так специализировался на мороженщиках, слонятах, котятах и мышатах. Заводы дымили без него, и колхозные нивы тоже без него колосились.

Последняя большая ретроспектива Лебедева была в Русском музее в 1994 году. Выросло целое поколение, не видевшее женщин Лебедева «живьем». Кстати, о женщинах – все они, и «ранние» и «поздние», и одетые, и в спортивных трусах и футболках, и нагие, честно служат только одной цели – быть лучшим материалом для лучшего мастерства. В них начисто отсутствует нарративность других живописателей русских женщин от Кустодиева до Серебряковой – попросту говоря, они очищены от всякого социального, этнографического или эротического подтекста. Души, впрочем, они, в общепринятом смысле слова, тоже лишены. Никакого этого наивного психологизма, которым так богата русская живопись. Впрочем, о «душевности» женщин Лебедева всё когда-то написал Лермонтов: «Твое прекраснейшее тело / Не что иное, как душа!..» Акробатки Лебедева, нарисованные ламповой копотью, – трудно представить себе что-нибудь более одухотворенное.

Самый простой способ рассуждать о Лебедеве – это сравнить его с Ренуаром, Дега, Матиссом и Пикассо. Отметить, что он не только похож на всех перечисленных гениев, но даже никому из них не уступает. То есть попросту сказать, что ленинградский художник – способный эпигон. А это не так! Потому что Лебедев пишет и рисует не просто женское тело, а советское женское тело. Дьявольская, как сказал поэт, разница. Это советское тело ест не то, что французское, дышит не так, пахнет не так, движется не так. У каждого тела (и советское тут, конечно, не исключение) есть своя культурно и исторически обусловленная жизнь.

Апофеоз советского тела в исполнении Лебедева – это замечательная серия иронических портретов комсомолок с цветами. Некоторые из этих работ оказались на выставке в «Ленинграде», и это одно – важный повод пойти на эту выставку. Ведь выставка-то – из частных собраний, и этих девушек (других видел, но не этих конкретно) я прежде никогда не видел (и вы, полагаю, тоже).

А еще на выставке есть портреты всех трех жен художника – это уже не только живопись, но и история. Жены-то у великого художника тоже были непростые. Первая – Сарра Лебедева (Дормалатова) – великий скульптор, великанша, одолевавшая огромные глыбы мрамора. И муж ее пишет смешной цирковой атлеткой. Вторая – балерина и балетмейстер Надежда Надеждина. Ее прекрасный портрет (не тот, что в Русском музее, другой) тоже есть на выставке. Как известно, Надежда Сергеевна Надеждина (она же Надежда Израилевна Бруштейн) была не только создателем ансамбля «Березка», но и дочкой А. Я. Бруштейн, автора с детства любимой «Дороги уходит вдаль». Бывают странные сближения. А третья – последняя модель великого художника – Ада Лазо, писатель, филолог, дочь легендарного героя Гражданской войны и просто красавица.

Выставка есть, и большая, а народу на ней мало. И это обидно. Я давно хотел о ней написать, но всё как-то не мог собраться. А тут мне о ней напомнил Игорь Сергеевич Полторак. Он куратор выставки, он там всё классно придумал, нашел работы, добавил архивные фото. Чудная выставка. Не проходите мимо. Не будьте глупым мышонком, которого тоже нарисовал Лебедев.

Источник: ФБ Валерия Дымшица (публикуется с любезного разрешения автора)

Социальные комментарии Cackle