Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 14 (152) от 28 декабря 2017 г. Подписка Редакция Контакты
150491504815047150461504515044150431504215041150401503915038150371503615035


Александр Адамский

тема

Накопление рисков как скверный анекдот

В образовательной политике на период президентской предвыборной кампании – затишье.

Почему-то считается, что системные действия могут привести к обострению обстановки, что риски неоправданны, что даже обсуждение каких-то серьезных изменений чревато раздражением в обществе и негативной реакцией граждан.

В результате такой тактики, на мой взгляд, не только не оправданной, но и вредной – об этом чуть ниже, – проблемы никуда не уходят. Наоборот, накапливаются скрытые риски, а решения, которые в любом случае необходимо будет принять в апреле-мае, свалятся на общество «как черт из табакерки».

В чем основная скрытая угроза конца 2017 года в образовательной политике?

Разбалансировка системы.

Сложилась дикая ситуация – чем больше средств государство тратит на образование, тем сильнее негативный эффект. И недовольство школой в обществе растет, и педагоги негодуют сильнее.

Не везде, но число регионов с положительной динамикой минимально, прежде всего – Москва.

Почему добавление денег не дает положительного эффекта?

Прежде всего – из-за потерь внутри системы.

Проследим финансовый маршрут в дотационных (а таких подавляющее большинство) регионах.

Региональное министерство финансов составляет так называемую трансфертную заявку – сколько средств нужно региону на выравнивание условий, проще говоря, на бюджетные расходы, в том числе и на образование – загоняют в эту заявку все, что требуется для системы – по максимуму. Но ловушка в том, что при составлении трансфертной заявки все потребности системы образования учитываются, как было сказано, по максимуму. А вот когда выделенные федеральным Минфином средства пришли в регион – они, что называется, «не окрашены». И их можно не направлять в полном объеме (согласно потребностям, отраженным в заявке), на образовательные нужды. Под благовидным предлогом – мост надо строить или ремонтировать, дороги, ЖКХ … Это первая потеря.

Дальше. Региональное законодательное собрание утверждает финансовый норматив – средства, которые необходимы для реализации образовательных программ согласно ФГОС. Это оплата труда и учебные расходы.

Если проанализировать соотношение фонда оплаты труда и учебных расходов за последние пять лет, вы увидите, что практически все средства идут на зарплату, и каждый регион прилагает неимоверные усилия, чтобы найти деньги на учебники. Об остальных учебных расходах уже почти забыли, не говоря уже о программах развития. Это к вопросу о недофинансировании системы.

Итак, утвержден финансовый норматив, и эти средства отправляются… нет, не в школу, а в виде субсидий – в муниципалитет.

Зачем? А затем, что именно муниципалитет является формально учредителем образовательных организаций – школы и детского сада.

У подавляющего числа муниципалитетов средств на реализацию образовательных программ школ и детских садов нет. У них вообще денег нет – местные сборы составляют максимум треть от необходимого в сельских районах. Только большие города могут покрыть свои расходы. Остальные муниципалитеты получают субсидии, трансферты и дотации из региона, а тот в свою очередь получает трансферты из Москвы.

И вот в этих глубоко дотационных (это вежливая форма, а по сути – нищих) муниципалитетах доля образовательных денег – до 70 процентов. Везде по-разному, но всюду образовательные деньги составляют основную часть доходов. Напомним, доходов – в виде полученных из регионального бюджета, а не собственных средств.

А в муниципалитете тоже ведь свои форс-мажоры. И школы живут по-разному. И происходит так называемое перераспределение средств. Наплевав на утвержденный региональным законодательным собранием финансовый норматив, наплевав вообще на формульную систему распределения средств, согласно которой норматив надо умножить на количество учеников и на коэффициент, учитывающий условия школы, и отправить деньги в школу… Наплевав на все это, глава района по своему усмотрению дает одной школе больше, а другой – меньше. И это при полном соблюдении закона о местном самоуправлении. Или вообще направляет эти деньги на другие образовательные цели. А поскольку директоров школ назначает сам глава муниципалитета, и они фактически являются не проводниками политики системы образования, а подчиненными главы муниципалитета, возражений не возникает. Это вторая волна потерь средств в системе образования. По нашим данным, представленным в Министерство образования и науки РФ, при 30-процентном недофинансировании системы образования (см., в частности, соотношение между фондом оплаты труда и учебными расходами, отсутствие программ развития и др.), еще как минимум 20 процентов средств теряются от разбалансировки системы.

Напомним, это мы проанализировали только часть средств – на реализацию образовательных программ. Другая часть – на содержание зданий, коммунальные расходы и пр. – это прерогатива самих муниципалитетов. Но угадайте, откуда муниципалитеты (напомним, в подавляющем большинстве дотационные, то есть нищие), берут средства на покрытие этих школьных расходов? Конечно, в основном из региональных, а по сути – федеральных денег, присланных им через трансферты, дотации, субвенции.

Может показаться, что я обсуждаю исключительно финансовую проблему.

Нет. Я обсуждаю инструмент реализации образовательной политики.

Можно формулировать любые цели и задачи, спорить до хрипоты, каким будет стандарт образования, как оцифровать школу, за что платить зарплату учителям, как индивидуализировать образование, какие компетенции нужны в XXI веке – но нужен инструмент реализации, достижения результатов, выполнения задач.

В противном случае под утвержденные задачи выделяются средства, но к месту реализации, к основному работнику, они не доходят.

Теперь представьте: вы строите космодром. Эксперты, инженеры и экономисты рассчитали, сколько средств нужно, чтобы построить космодром, с которого должны взлетать ракеты.

А денег строителям, инженерам, конструкторам, космонавтам пришло вполовину меньше. Их даже не украли, просто все так устроено, что пришло вполовину меньше.

Вопрос: ракета полетит?

А на самом высоком уровне в этот момент принимают решение запустить с этого же космодрома еще более мощную ракету. И выделить на ее запуск еще больше средств, чем раньше.

…Обычно я заканчиваю свои колонки шуткой или анекдотом, чтобы не возникало ощущения безысходности.

Не стану. Потому что ситуация сама по себе – скверный анекдот.

Но мы боимся рассказать людям, предложить изменения – они же могут неправильно понять, и это плохо повлияет на выборы. Анекдот.



Социальные комментарии Cackle