Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 1 (139) от 26 января 2017 г. Подписка Редакция Контакты
1488514884148831488214881148801487914878148861487714876148751487414873

Школа-сад «Менахем», учитель информатики, директор компьютерного центра ОРТ
Анатолий Шперх

Глиняный колосс на бегу

У вас никогда не возникало в нашей стремительной жизни того странного ощущения, когда ты куда-то бежишь, что-то делаешь, отдаешь и берешь, совершаешь какие-то автоматические действия, и вдруг в какой-то момент останавливаешься и не можешь вспомнить – а для чего я бежал? Что именно я хотел сделать? Жизнь несется мимо, а ты судорожно пытаешься вспомнить – кто я, куда и зачем бегу?

2016 год в образовании кажется мне вот такой вот остановкой глиняного гиганта. Он бежал, подгоняемый жизнью, делал какие-то действия, но глиняные мозги не успевали переварить все изменения и в окружающей жизни, и в его собственной голове. И вот он остановился и с удивлением смотрит на свои руки, не понимая, зачем эти пальцы? Зачем ему дана сила мускулов и скорость ног, если создан он был когда-то стоять истуканом на площади?

Наша система развивалась очень быстро. Мы, будучи погружены в нее, не осознаем, насколько. ЕГЭ в виде внешней оценки работы школы покончил с «рисованием» оценок по субъективным критериям. Ребенок из глухой деревни может теперь спокойно поступать в любой столичный вуз, не покидая деревни. И не в последнюю очередь потому, что он может учиться не только у своих сельских учителей. И я не говорю о Курсере и прочих международных проектах. Да даже при помощи примитивного скайпа он может найти себе хорошего преподавателя и организовать для себя «персональную школу». И после сдачи ЕГЭ сравнить свой уровень с уровнем выпускников столичных школ. Ибо баллы одинаковые везде – и в столице, и в деревне. И тесты одинаковые – без скидок и льгот.

ФГОС перевернул понятие урока, заставив забыть, что изначально вся работа школы мыслилась исключительно как лекция плюс контрольная работа. Проекты, перевернутый класс, смешанное обучение, интеграция. Если вдуматься, количество инноваций зашкаливает.

Но колосс-то глиняный. Все эти новости, призванные изменить суть, удивительные и своевременные, спускаясь в школу, воспринимались зачастую как блажь, птичий язык, игры столичных красавчиков, сидящих на шее учителя.

И наше образование отвечало абсолютно разумно. «Читатель ждет уж рифмы “розы”? На вот, возьми ее скорей!» ЕГЭ становится главной оценкой работы школы? Значит, все остальное неважно. Тупо готовим к ЕГЭ и получаем бонусы. ФГОС с кучей непонятных слов? Что ж, перепишем все эти непонятные слова в качестве преамбулы, а внутри будем делать все, как делали.

Повторюсь – это разумное сопротивление системы изменениям, суть которых является непонятной. Наша беда в том, что, мчась очень быстро, мы не бросили все силы на объяснение того, почему это важно, почему это не слова, и что мы получим, если действительно их внедрим.

Не сделав это, мы получили бессмысленное «Одобрямс!» и колосса, который остановился при первой возможности.

Когда-то, давным-давно, я прочитал одну фантастическую повесть, написанную еще в пятидесятые годы. Там речь шла об одной из африканских стран (не то о Южной Родезии, не то о Намибии) в недалеком будущем, когда, освободившись от колониального ига, она стала развивать свою промышленность. Ну а так как развивать с нуля – сложно и долго, то начали эти ребята с копирования западной техники. И вот одна из самых пронзительных страниц книги (о рывке Китая в то время никто еще не думал) рассказывает о том, как китайские инженеры брали американский транзисторный приемник и, по одной вытаскивая из него детали, проверяли – работает ли? Когда у них получалось вытащить все «ненужные» детали, а приемник все еще работал (пусть хрипя и кашляя), они отправляли схему в производство.

Эта история кажется мне прекрасной метафорой того, что происходило в прошедшем году в нашем образовании.

Мы создали транзисторный радиоприемник. Он еще не работал на полную мощность, более того, некоторые части его вообще были недоделаны, а эффект от других можно подсчитать только через много лет. Но, как оказалось, обществу не нужен «транзистор», с которым молодежь будет «шастать по улицам», пугая ворон. Общество хочет «теплого лампового звука».

И начинает, как те самые африканские инженеры, вытаскивать деталь за деталью. Работает? Все еще работает? А что если вытащить еще?

Но вытаскиванием деталей из транзисторного приемника не вернуть теплый ламповый звук. А электронные лампы, увы, уже не делают. Да и ламповая махина размером с письменный стол вряд ли устроит тинейджера, у которого в руках смартфон и музыка в облаке. Впрочем, она вряд ли устроит и учителя. Только он об этом не знает, ибо в мечтах все красиво. И, получив в распоряжение эту махину, не ужаснется ли он, как тот дядька из старой рекламы: «Ой, что же мы наделали-то?»

Впрочем, заставить можно.

Но я хотел бы говорить не об этом.

На самом деле эта остановка глиняного колосса – очень правильное и важное дело. Эта остановка – попытка осознания изменений. Нельзя бежать, не понимая куда. Колосс должен осознавать свою силу и свою слабость. И те, кто закладывает в глиняные мозги новую программу, тоже должны это осознавать. Этот бунт, который мы видим на примере министра, которая стремится отменить все инновации, на самом деле – «проверка на вшивость». И если те транзисторы, которые вытаскивает рука африканского инженера, действительно можно вынуть без потери работоспособности системы, значит, они были лишь косметическими украшениями, не более.

В противном случае радиоприемник замолчит. И, значит, они стали его сердцем, мозгом и печенью. Без которых уже невозможно.

Вот в этом я и вижу основные итоги 2016 года. Может ли образование оставаться современным и интеллектуальным без команды министров-реформаторов? Можно ли безболезненно отменить ЕГЭ, вернув систему экзаменов? Можно ли зажать учителя миллионом ограничений, но при этом не потерять качество образования?

Впрочем, в отличие от радио, про образование нельзя сказать сразу – работает оно или не работает. Иногда эффекта приходится ждать десятилетиями.

Хорошо, когда у тебя есть в запасе вечность…



Социальные комментарии Cackle