Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 1 (139) от 26 января 2017 г. Подписка Редакция Контакты
1488514884148831488214881148801487914878148861487714876148751487414873


Александр Адамский

тема

Образовательная политика в 2017 году обещает быть скучной

Остроту и градус публичным дискуссиям прошлого года (до 19 августа) придавали агрессивные нападки на министра-реформатора Дмитрия Ливанова.

Бывают такие неудачные медийные герои (антигерои), которые почти случайными своими высказываниями создают себе негативный образ, который может быть даже сильнее реальных действий и последствий. Но справедливости ради я бы отметил, что в профессиональной среде царило тотальное неприятие механистических управленческих ведомственных механизмов.

Изменения в образовании не нравятся никому и никогда, наверное, как и любые перемены, но когда основным способом становится молчаливое насилие, тупое ломание через колено, без объяснения причин – как было с вузами, слепая погоня за показателями, беспрецедентная бесконечная лавина отчетности и проверок – со школами, тут уж и сторонники перемен начнут роптать.

Фактически авторитарный, механистический способ изменений стал их содержанием, а цели и задачи утонули в формальной отчетности и мелочном контроле.

Таким образом, неумение общаться с публикой плюс механическое администрирование сформировало устойчивый образ министра-раздражителя.

С другой стороны, Д. Ливанов смог оградить систему от нескольких совсем уж реакционных посягательств, об этом много и убедительно пишет Сергей Волков, близко работавший с министром Ливановым: «Я также знаю, какое количество разной дури они в МОН фильтровали, какой идиотизм измором сводили на нет, чему ставили заслон. Незаметно для многих. Единого учебника истории не допустили, например. А ведь уже, казалось, железно всё. Концепцию преподавания русского языка и литературы только что приняли сколько там нейтрализовано ядовитых жал в итоге» https://www.facebook.com/sergej.lupus/posts/1027936037325273.

Градус негатива подогревался еще и искусственно, поскольку, повторюсь, образование всегда и везде подвергается критике, зарабатывать на этой критике политические дивиденды легко и приятно. Публике всегда не нравится сегодняшняя школа, публика не любит тех, кто ратует за перемены, и любит борцов с переменами.

Думские фракции, особенно их лидеры, федеральные и региональные СМИ, большая часть профильных экспертов так долго ругали модернизацию образования, так долго призывали вернуться к старой доброй советской системе образования, что сейчас все даже опешили – когда сокровенное сбылось, в формате устной демоверсии пока что.

Как в великом фильме Геннадия Полоки «Интервенция»: «вы просите песен – их есть у меня!» И… гром прогремел – вот вам министр-консерватор.

И все как вы хотели: школа должна прежде всего возродить трудовое воспитание, вернуть астрономию, больше контрольных, проверочных работ, пять обязательных бесплатных кружков, домашнее задание – восстановить в правах, второй иностранный язык – минимально, и обязательный список произведений – да так, чтобы каждая запятая от зубов отскакивала! ЕГЭ изменить до неузнаваемости, количество учебников свести к минимуму, а «Народный учитель должен у нас быть поставлен на такую высоту, на которой он никогда не стоял и не стоит и не может стоять в буржуазном обществе». (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 45., стр. 365).

…То, что происходит в образовании, не только в педагогике, но и в образовательной политике, всегда отражает общемировые процессы. Ностальгия по прошлому не только вечна, но по-своему отражает разрушение миропорядка, созданного после Второй мировой войны. Мир потерял равновесие. Лишь две самые заметные иллюстрации последних дней: на открытии мирового финансового форума в Давосе с программной речью выступал… Генеральный секретарь коммунистической партии. Это был Генсек ЦК КПК Си Цзиньпин.

При этом коммунист Си Цзиньпин выступил с защитой глобализации, свободной торговли, призвал «не запираться в темной комнате протекционизма».

http://www.rbc.ru/economics/17/01/2017/587e04829a79476f6224e9dd

В это же время, практически в эти же дни, олигарх, ставший президентом, провозглашает в своей инаугурационной речи приоритет ценности американских интересов, чуть не объявляет принцип «Америка – для американцев!»

Мы живем действительно в каком-то пределе неопределенности: не только нет единственной генеральной линии, как это могло показаться, например, в конце 80-х годов, но одновременно формируются прямо противоположные тенденции, условия, в которых придется жить нашим выпускникам.

И получается, что для школы задача «подготовить ребенка к жизни» означает подготовить человека к жизни в глобальном мире и в то же время в мире с ценностями национальной идентичности, свободного рынка труда и доминирования национальных экономических страновых интересов, мультикультурализма и приоритета национальной культуры.

И мировая образовательная политика, на мой взгляд, будет неизбежно лавировать – то, что в программировании называется agile software.

Чтобы в таких условиях не потерять управляемость сферой, придется наряду с архаичной риторикой проводить инновационные решения, безусловно продолжать структурную и институциональную модернизацию системы образования, направленную на индивидуализацию и многообразие.

Новая риторика ведомства – общепримиряющая, и нельзя не признать, что результат этой риторики – поразительный! Ольге Васильевой удалось терапевтировать многомиллионную аудиторию за очень короткий срок, накал страстей вокруг образования резко спал, ее популярность выросла до лидерских высот, министерство перестало быть жупелом. И эта риторика абсолютно адекватна тенденции приверженности подъему ценности национальной идентичности, национальной культуры.

Так вот, образовательная политика в 2017 году, на мой взгляд, будет скучной, потому что вчерашние критики модернизации образования против такой риторики возражать не станут – «Ты этого хотел, Жорж Данден!» («Tu l’as voulu, Georges Dandin!»), как писал Мольер по другому поводу, а сторонники модернизации всерьез к риторике архаизации относиться не будут, посчитают ритуальным политтехнологическим приемом.

И такой консенсус молчания будет продолжаться до тех пор, пока не прояснятся результаты, пока не станет ощутимым снижение бюрократического давления на школу, не ликвидируются угрозы снижения финансирования, учителя не почувствуют объективность оплаты труда, директора школ – отмену бесконечных и бессмысленных проверок, регионы – ослабление диктата показателей и мелочного контроля за их достижением.

И я считаю, что эти результаты могут быть достигнуты наряду с архаичной риторикой, но повернуть вспять модернизацию российского образования, на мой взгляд, чрезвычайно сложно.

Ведь модернизация системы образования Российской Федерации происходила не по умыслу министров или «врагов-разрушителей», прокравшихся каким-то образом в тайные места принятия решений, а по воле высшего руководства страны. Более того, все эти шаги были результатом реализации законов, указов, постановлений правительства, распоряжений, подписанных либо президентом В. Путиным или президентом Д. Медведевым, либо председателем правительства В. Путиным или председателем правительства Д. Медведевым.

И для того чтобы повернуть вспять, надо внести изменения в большое число законов, нормативных актов. Одно искоренение термина «образовательная услуга» станет многомесячным развлечением не одной сотни чиновников разных ведомств. И основной вопрос: обоснование этих изменений! Значит, надо признать, что премьер (председатель правительства) В. Путин и президент (председатель правительства) Д. Медведев были неправы, вводя нормативно-подушевое финансирование, ЕГЭ, профильное обучение, проводя оптимизацию системы образования, модернизацию региональных систем образования и пр. Точнее говоря, сами президенты В. Путин и Д. Медведев должны признать, что их действия были ошибочны, сотни миллиардов рублей выброшены на ветер, кадровые решения были также ошибочны, и теперь все нужно делать наоборот!

С другой стороны, мы видим, как начинают приносить результаты национальный приоритетный проект «Образование», резко поменявший материальную среду школы, и введение ФГОС и ЕГЭ, давшие более современные ориентиры для школьного образования, и вариативность – обеспечивающая для разных социальных групп реализацию их образовательных потребностей, включая этнические и конфессиональные.

Видим, как поднимается Россия в международных исследованиях качества образования, как успешно конкурируют выпускники региональных школ со столичными выпускниками и как востребованы российские выпускники зарубежными университетами.

Да, в системе результативности советской школы качество современного образования выглядит как экзотика – там ценились формальные сведения, которые запомнил ученик, знания алгоритмов, правил. Сегодня все это важно, но важнее – умение действовать в неопределенной ситуации, способность к самореализации, инициатива, ответственность, умение искать информацию, а не только помнить, искать новые решения, а не только копировать известные.

Мы, конечно, можем искусственно вернуть архаичную систему координат результативности, но дети живут не в формальных координатах ведомства, а в реалиях стремительно меняющегося мира.

…Основная развилка в подходах к стратегии развития образования, на мой взгляд, в следующем.

Первый подход:

– есть необходимый материал (наработанный веками, культурные образцы), который мы обязаны дать детям в школе – его освоение и надо проверять и относительно него выстраивать промежуточную и итоговую аттестацию. Такую задачу и ставил В.И. Ленин союзам молодежи в 1920 году: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество» http://www.politpros.com/library/13/252/.

Строго говоря, советская школа так и была устроена, и в какой-то момент было принято решение ее реформировать постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР 1984 года «О дальнейшем совершенствовании общего среднего образования молодежи и улучшении условий работы общеобразовательной школы»: «Устранить перегрузку учащихся, усложненность учебного материала, дублирование и формализм. Усилить связь преподавания естественных и гуманитарных дисциплин с жизнью, добиваться того, чтобы оно лучше помогло молодым людям постигать окружающий мир» http://www.math.ru/conc/olddocs/CK-KPSS_1984.pdf.

С этого постановления и началась реформа системы образования, длящаяся уже более 30 лет. В этом же постановлении фиксировались и соответствующие тому времени требования улучшения советской школы: «Совершенствование преподавания общественно-политических дисциплин должно быть нацелено на формирование коммунистических идеалов, высоких нравственно-правовых качеств, чувства социалистического интернационализма и гордости за свою страну, готовности к труду и защите социалистического Отечества, убежденности в преимуществах советского образа жизни, непримиримости к буржуазной идеологии и морали. … Для формирования целостных знаний о развитии человеческой цивилизации создать единый курс всеобщей истории, обеспечить его взаимосвязь с преподаванием курса истории СССР. Упорядочить преподавание истории союзных республик».

В то же время: «Настойчиво преодолевать формализм в педагогической деятельности. Расширять возможности учителей в выборе оптимальных методов, форм и средств обучения. Смелее внедрять в практику достижения педагогической науки. Не допускать рецептурных методических рекомендаций, мелочной регламентации педагогической деятельности. Активизировать методическую работу с учителями, всемерно развивать их инициативу, творческие поиски, глубже изучать передовой педагогический опыт… Отменить отчетность школ об успеваемости».

Второй подход современной развилки в развитии образования, на мой взгляд, в следующем:

– есть предполагаемые качества, навыки, компетенции (образовательные результаты), которые могут обеспечить выпускникам успешность в будущем. Относительно этих результатов и нужно строить содержание образования, промежуточную и итоговую аттестацию школьников.

При этом понятно, что новое содержание требует адекватных способов и форм аттестации, а также промежуточного контроля. Понятно, что применение архаичных форм аттестации и контроля не позволяет укоренить современные или тем более рассчитанные на перспективу содержание и результаты образования.

В действительности эта развилка лишь выглядит непреодолимым противоречием – материалом для решения «компетентностной» задачи всегда будут культурные образцы.

Основная проблема – что приоритетно, что есть главная задача, а что – средства ее решения? Здесь, кстати говоря, и различается содержание образования (например – проектная деятельность, способность самооценки, самоопределение и пр.) и учебный материал – тексты, задачи, упражнения, правила и пр.

И пока верхи заворожены ожиданием консервативного поворота в образовании, есть время для содержательной дискуссии о развитии образования и способах преодоления этой развилки.

Главное – не перетягивать министерство на свою сторону, а формировать независимую систему взглядов, в которой нуждается и родительское, и профессиональное сообщества, и само ведомство.

И самое сложное – предъявить обществу привлекательность современной стратегии развития образования, убедить граждан и гражданские институты, включая политиков и журналистов, что подготовка к жизни и обеспечение успешной социализации не противоречит глубокой укорененности в культуре и идентичности, но мы все помним, как в пьесе М. Горького «На дне» Сытин говорит Барону, который хвастался каретами с гербами своего деда Густава Дебиля: «И забудь о каретах дедушки... в карете прошлого – никуда не уедешь...»

…Единственное, что может придать остроту и даже драматизм образовательной политике в 2017 году – финансирование, точнее недостаток средств, даже на заработную плату. Расходы на бюджетные обязательства сокращаются.

И, вы будете смеяться, в той же статье Ленин, прежде чем призвать поставить учителя на «такую высоту», пишет: «Конечно, в первую голову должны быть сокращены расходы не Наркомпроса, а расходы других ведомств, с тем, чтобы освобожденные суммы были обращены на нужды Наркомпроса.

...Делается очень немало для того, чтобы сдвинуть с места старое учительство, чтобы привлечь его к новым задачам, заинтересовать его новой постановкой вопросов педагогики, заинтересовать в таких вопросах, как вопрос религиозный.

…У нас делается еще слишком мало, безмерно мало для того, чтобы передвинуть весь наш государственный бюджет в сторону удовлетворения в первую голову потребностей первоначального народного образования».

Опубликовано2 января 1923 года.



Социальные комментарии Cackle