Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 12 (121) от 9 июля 2015 г. Подписка Редакция Контакты
1463714636146411463014634146331463214635146271463114640146391463814626

директор ООШ № 8, г. Анжеро-Судженск, Кемеровская область
Жанна Подковыркина

Позиция

Точка зависания

Сегодняшнее состояние нашей образовательной системы я бы охарактеризовала как «мертвую точку», которой физики и спортсмены обозначают особый момент, возникающий при определенных условиях в динамическом процессе. Это точка зависания, из которой выйти без специального усилия невозможно.

У спортсмена она наступает после так называемого врабатывания. А появится ли второе дыхание, зависит от того, сможет ли он исключительно силой воли преодолеть эту точку и работать дальше. Если да, то дыхание выравнивается, силы появляются. Если нет, – остановка и откат назад. Сегодня у нас именно эта точка. Мы худо-бедно врабатывались, постепенно вливаясь и становясь частью мирового образовательного процесса. Мы многое сделали, чтобы успеть за лучшими, но не успели. Сейчас мы в мертвой точке, и я не знаю, куда нас качнет. Туда, где списки одобренных произведений, «верно оцененных» исторических событий и «проверенные товарищи» в роли учителей, или в другую сторону – где уважение к растущей личности ребенка, где доверие и помощь учителю, где результатов ГИА не ждут в предобморочном состоянии все без исключения – дети, учителя, директора, родители и чиновники.

И у того, и у другого сценария немало сторонников. Но, боюсь, у первого все же больше. Да, Ирина Яровая там отнюдь не одна. Система управления образованием подготовила ей многочисленную армию союзников из учителей и родителей, уставших от бесконечной смены правил игры, нескончаемой череды документов, понять которые невозможно. Почему я говорю, что эту армию подготовила система управления? Да потому, что в ней на протяжении многих лет действует только один алгоритм: «выдача указания – прием отчета об исполнении», вкл-выкл… и так бесконечно. А учителя – народ сплошь ответственный, и они от этого вымотались. Они уже даже не мечтают, что им будут помогать, по-настоящему обучать, или хотя бы дадут время на общение с детьми. Они видят в единых учебниках, программах и даже в отказе от ЕГЭ и ФГОС спасение от усталости и запутанности. Это самообман, конечно. Спасение в другом: в смене принципов управления образованием и принципов организации образовательного процесса.

У другой стороны сторонников меньше. И тут ставка не на количество, а на качество. На этой стороне многие члены Общественного совета МОиН, выступившие против общих линеек базовых учебников, ВШЭ и другие ведущие университеты со своими школьными проектами, энтузиасты альтернативного дополнительного образования, некоторое количество неугомонных директоров и учителей. Все они для меня – сердце нашего образования. Если сердце сильное, организм выкарабкивается из самых серьезных передряг. И я верю, что мы выкарабкаемся, выйдем из мертвой точки и примемся опять догонять передовые страны. Жаль, что опять догонять. Но даже это сегодня под вопросом.

Нестыковки

Наша вечная головная боль – нестыковки образовательного и санитарного законодательства. Самый простой пример – это невозможность организовать образовательный процесс в соответствии с требованиями ФГОС и одновременно в соответствии с СанПиН. Подавляющее большинство российских школ на своих площадях, при существующем количестве спортивных залов, учебных кабинетов и посадочных мест в столовых не могут этого сделать, не нарушая требований к режиму образовательного процесса. Сейчас к этому добавилось движение за обучение в одну смену. Прекрасная мысль, только каким образом?

Ужасная системная ошибка, на мой взгляд, – это то, что нормативы финансирования образовательного процесса определяет региональный уровень, а обслуживание зданий муниципальных школ лежит на местных бюджетах. У регионов очень разные финансовые возможности, а у муниципалитетов и подавно! И именно здесь, по-моему, заложена главная бомба под идею равных образовательных возможностей всех маленьких граждан, под их право на равный доступ к качественному образованию. Здесь, а не в многообразии программ, учебников и не в часах иностранного языка. Потому что разница финансирования в три-пять раз – это слишком много. Но почему-то депутаты, чьей непосредственной заботой должно быть урегулирование межбюджетных отношений в такой стратегической сфере, как образование, этим совершенно не озабочены. Для них сегодня важнее иметь возможность проконтролировать, что будет говориться каждым российским учителем на уроке истории в 7-м классе по определенной теме.

Много было странных институциональных решений в связи с переходами на ФГОС. Вместо понятной логики – стандарт педагогического образования, стандарт дошкольного образования и так далее по уровням, – хронология апробации была другой. Переводя сначала началку, а потом и вторую ступень на ФГОС, никто не озаботился предварительной подготовкой соответствующих программ повышения квалификации. Скажу осторожно: большинство программ, имевших в названии «…в условиях ФГОС», на деле были в лучшем случае комментированным чтением документа, а в худшем – конспектированием цитат из него же. А что было нужно учителю? Чтобы занятия с ним проводили с использованием того самого деятельностного подхода, объектом которого наш учитель никогда не был – ни в школе, ни в вузе – нигде. Что такое «подход», сложно передать сложноподчиненными фразами, это надо хоть немного почувствовать. Но, конечно, нельзя всю вину свалить на работников институтов повышения квалификации. Они к подготовке учителей были не готовы. Как не готовы были к обучению по НСОТ, по 44-ФЗ, 223-ФЗ и др. Телега у нас часто едет впереди лошади.

Есть и обратные примеры разницы институциональных решений и практики. Практика есть, а необходимых решений нет. Например, где решение вопроса о том, какой будет итоговая аттестация обучающихся по ФГОС? Его нет. Нет даже обсуждения, демоверсий, проектов. А в моей школе, например, фгосовцы уже переходят в 7-й класс. Или их аттестация ничем не будет отличаться от нынешней? Тогда зачем все разговоры о смене образовательной парадигмы?

Прогнозы

Думаю, главными ньюсмейкерами следующего года в образовании станут профессиональный стандарт, институт дополнительного образования, усугубление экономического кризиса и единые учебники.

Полагаю, что уже в августе на традиционных конференциях и педсоветах самым обсуждаемым будет профессиональный стандарт. Хотелось бы, чтобы оставшееся до его введения время профессиональное сообщество потратило на подготовку здравых региональных дополнений и внутренних стандартов организаций. Есть шанс сделать этот документ не карающим мечом, но действенным стимулятором роста профессионального мастерства педагогов. Но еще больше шансов, на мой взгляд, заболтать суть документа, приспособиться к новой отчетности и оставить на деле всё как есть.

Дополнительное образование в лице внеурочки приобрело с недавних пор серьезного конкурента. Да, в документах для внеурочки заявлялись как бы отличные от допобразования цели. Но заявлялись так наукообразно, так расплывчато, что внеурочка буквально смешалась с дополнительным образованием. Это один признак кризиса. Второй признак – в непонимании того, как охватить 75% детей допобразованием, да еще сделать это для половины из них за бюджетные деньги. Активность вокруг допобразования, вызванная указом президента, может изменить его ландшафт. Думаю, изменения пойдут следующим путем. В погоне за 75% начнет увеличиваться доля платных услуг. По-своему это даже хорошо. Платить деньги родители готовы далеко не за любое «авто-мото-вело-фото», а только за то, которое делает ребенка счастливым и (или) конкурентоспособным в дальнейшем. Для этого придется сильно напрячься. Не все смогут предложить востребованный образовательный продукт. Существование многих организаций станет учредителям невыгодным и они будут ликвидированы или слиты. С другой стороны, наиболее яркие педагоги, привлекающие большое количество детей на платной основе, начнут создавать частные образовательные организации. На эту «системную оппозицию» я возлагаю большие надежды. Там может возникнуть что-то новое, современное, нужное. Если государство даст этому процессу состояться. Экономический кризис может этому поспособствовать. Если эти дрожжи в систему дополнительного образования попадут, то они оживят и школы. Удерживать детей на внеурочке станет сложнее, и это заставит её совершенствовать. Ведь без внеурочки сохранять зарплаты станет еще сложнее.

Экономический кризис продолжится и, естественно, наложит отпечаток на школу. Могут быть положительные моменты (в связи с допобразованием я уже об этом сказала). Но будут и весьма тяжелые. Заработная плата учителей в лучшем случае заморозится, а значит, они станут беднее. Работать же станут больше. Уже сегодня в условиях недофинансирования и удержания зарплат любой ценой работать на две ставки стало нормой. Развития материально-технической базы не будет. Мы перестали покупать школьное оборудование еще года два тому назад, потому что все бюджетные деньги запустили на обеспечение детей бесплатными учебниками. Теперь и учебники приобретать не успеваем. Из-за нового ФПУ приходится вкладывать в книги буквально все средства, так как те учебники, по которым учатся старшие дети, передавать младшим нельзя. Большая доля компьютерной техники и медиаустройств была приобретена в эпоху грантов ПНПО. Технике уже по 7–10 лет, а менять ее и ремонтировать будет не на что. Школам, совсем не имеющим платных услуг и не оказавшимся, по счастью, в богатом муниципалитете, будет худо.

Законопроект о единых учебниках, я надеюсь, принят не будет.



Социальные комментарии Cackle