Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 9 (118) от 19 мая 2015 г. Подписка Редакция Контакты
145811458014583145791457814577145821457614575145741457314572

О том, что такое коучинг и зачем нужна помощь тем, кто уже и так достиг успеха, мы поговорили с Еленой Стасовой, коучем, бизнес-тренером, программным директором «форсайт-школы НТИ».


бизнес-тренер, программный директор «форсайт-школы НТИ»
Елена Стасова

компас

Включить дальний свет

Лена, я знаю, что ты очень любишь работу коуча. Можешь сказать, почему?

– Если коротко, то потому, что коучинг занимается счастьем человеческим!

У человека есть его собственная цель, а моя задача как коуча – помочь ему найти те инструменты, которыми он эту цель будет реализовывать. Я отвечаю за организацию процесса поиска, но за реализацию и достижение цели отвечает та сторона, которая пришла с запросом. Мне это нравится, потому что в таких взаимоотношениях реализуется базовый принцип: человек счастлив тогда, когда он реализует свои цели и желания. В этом смысле коучинг – очень благодарная профессия. Люди приходят с запросом, который, как правило, выглядит так: у меня все хорошо, но чего-то мне не хватает. Вот есть такой анекдот про новогодние шарики, которые висят, блестят, но не радуют. Это примерно тот случай. А «не радуют шарики» обычно по одной простой, но очень уважительной причине: не мое. Текущий сценарий навязан извне. Человек когда-то поставил себе цель, реализовал ее, теперь сидит на вершине и уже даже насладился достижением, а что делать дальше? Очень часто именно это называется кризисом среднего возраста. Задача коуча – организовать общение так, чтобы человек увидел свой новый горизонт, все ресурсы. А философия коучинга как раз говорит о том, что ресурсом для нас может стать абсолютно все.

Расшифруй, что это значит?

– Ресурсом для нас может быть всё, даже плохое состояние, болезнь, потеря. Всё может оказаться для чего-то полезным. И как только мы всё начинаем видеть как ресурс, который как-то можно приспособить для своей задачи, начинает выстраиваться план действий. Как в поговорке: «Что не убило – сделало сильнее!». Задача коуча – помочь всё перевести в ресурс, который сделает человека сильнее.

А как ты думаешь, любой ли человек может таким образом увидеть обстоятельства?

– В принципе да. Но, видишь ли, даже самый лучший стоматолог не может вылечить себе пульпит. Иногда для того, чтобы получить правильный взгляд, продуктивную точку зрения, нужен кто-то еще. В таких случаях иногда говорят: «Нужно об кого-то подумать». Коучинг помогает вполне успешному эффективному человеку вырасти на нереальную с его нынешней точки зрения новую высоту. Ведь коучи где есть? В спорте, бизнесе и, как это ни удивительно, в оперном искусстве. В свое время госпожа Казарновская, будучи уже признанной дивой, прервала концертную деятельность, чтобы поработать с итальянским коучем, который сказал: «Да, все правильно. У вас алмаз, будем делать бриллиант». Берется то, что есть у человека, и перераспределяется, перестраивается так, чтобы получился наилучший вариант. Никому ничего не навязывают. Человек учится выходить на новые дороги, уровни, которые важны. В школе системно-интегративного коучинга мы стараемся следовать ключевому принципу: надо вначале понять, что точно важно для человека, а вот прямолинейное «достигательство» может быть вредно.

– Поясни, пожалуйста.

– Изначально коучинг был очень узко направлен и профессионально ориентирован: музыка, спорт и потом бизнес. В этих сферах очень важно чемпионство. В целом ничего плохого в этом нет. Однако почему так легко в западной практике люди приходят к чемпионству и «достигательству»? Почему там так легко «СМАРТируется» любая цель? («SMART» – технология описания цели и задач). В западной практике очень давно принято много работать с психологами и психотерапевтами. Т.е. к коучу люди приходят уже осознанно. Все болезненные невротические состояния уже проработаны. Человек приходит, понимая свою цель.

В российской практике не очень принято ходить к психоаналитикам. И первая работа, которую делают почти все коучи, – отделение навязываемого извне (то, чего хотят, ждут и требуют от нас родители, социум и т.п.) от реально желаемого пришедшим человеком. Эта работа очень схожа с психотерапией. Иногда приходится сначала рекомендовать психотерапевта с тем, чтобы потом человек вернулся к тебе. Классическая история – когда человек приходит с запросом к коучу про карьеру, начинается работа... и в итоге занимаются семьей, отношениями с детьми и /или партнером. Человек приходит: я начальник отдела, хочу быть директором. Начинается работа по модели ЦЦПРР – Цель (чего хочешь), Результат (как выглядит), Ресурсы (какие есть, каких не хватает), Процессы (что человек умеет с этими ресурсами делать, чему надо учиться или заменять это чем-то). И тут выясняется, что первые четыре пункта проходятся более-менее нормально, а вот прояснение про ценность (зачем тебе это?) тормозит процесс – человек начинает мяться-жаться и в итоге сам понимает, что врет. Не настолько она важна или важна не ему, или важна, но для чего-то другого.

– Психотерапевт и коуч – это разные позиции, и в этом смысле, видимо, вредно совмещать их в одной персоне?

– Категорически не рекомендуется. Мои знания и мой опыт относительно терапии просто помогают мне правильно осознать, где проходит грань. Основная разница между коучем и психотерапевтом состоит в том, что психотерапевт занимается с человеком, когда ему больно. Клиент смотрит только в зеркало заднего вида – там ему плохо, его туда оттягивает. А коуч – это фары дальнего света. Коуч помогает посмотреть вперед и распознать: где мой путь – моя цель, а где – нет. Вот если на обычном компасе главная стрелка на север, то на человеческом компасе главная стрелка – это «важное мне». Я учу этим внутренним компасом пользоваться. Но если в прошлом – нерешенные задачи – считай, есть только зеркала заднего вида, а дальний свет и компас бесполезны.

– Как долго коуч может работать с клиентом?

– Как правило, 5–10 занятий. Бывает, что и больше, конечно. Но иногда достаточно и 5–10 минут. Три-четыре вопроса, и у человека все пазлы сходятся. Ну, это, конечно, в том случае, если человек подумал уже почти обо всем, и ему нужен только последний финальный сдвиг.

А какое сейчас состояние рынка услуг коучинга в России?

– Конечно, уже лучше, чем, допустим, 10 лет назад. Но еще не достигло того уровня, как тренинги, например. Печально, но сейчас мы переживаем период девальвации бренда. На рынок повыпрыгивало очень много, как я называю, «быстро растворимых» коучей, которые два-три месяца где-то поучились и решили работать. Это, к сожалению, неизбежно для новой профессии, которая получила популярность (даже можно сказать, стала модной). Такой этап проходит все новое, попадая на рынок, особенно то, что касается взаимодействия человека с самим собой. Но все же есть группы, которые работают над тем, чтобы у профессии появился нормальный статус и можно было отделить зерна от плевел. Серьезная подготовка специалиста занимает от двух лет.

А что самое сложное в этой работе?

– Не лезть со своим мнением. Чтобы быть хорошим коучем, нужно, конечно, иметь за спиной собственные достижения, самому состояться в конкретном направлении. Тогда для тебя все это не просто схемы вопросов, а прожитый и присвоенный опыт. Но в этом же и недостаток. Ты становишься экспертом в какой-то области, и если запрос человека совпадает с темой твоей экспертности и опытом, то появляется искреннее, но в данном случае очень вредное желание «помочь». Но со временем оно проходит. Коуч – это тот, кто признает право человека учиться на собственных ошибках, но помогает понять, как сократить их количество.

Беседовала Анастасия Белолуцкая

Социальные комментарии Cackle