Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 3 (112) от 17 февраля 2015 г. Подписка Редакция Контакты
14491144901448914488144871448614484144851449214483144821448114480


Анна Шиврина

США

Изобретают дети

Защитный костюм для врачей, рюкзак для химиотерапии, средство для ранней диагностики рака, сигнальный сенсор для инвалидов. Трудно поверить, но все это разработки совсем юных изобретателей. Что объединяет этих детей? Почему вдруг маленький ребенок вместо того, чтобы играть с друзьями или идти в кино запирается в комнате, опутывается проводами и датчиками и долго, а иногда мучительно, ищет решение? Психологи отмечают, что одаренные дети часто – перфекционисты и идеалисты. У них завышенные требования не только к окружающим, но и к себе. С одной стороны, они обладают сложно организованным мышлением и, как правило, опережают школьную программу, а с другой – могут не справиться с элементарным тестом, так как патологически не приемлют зубрежку. Зачастую категоричны, скоры на однозначные оценки и очень хотят сделать мир лучше. Такие дети восприимчивы и очень остро чувствуют чужую боль. Давайте посмотрим лишь небольшой перечень их совсем «не детских придумок».

  1. Марк Лешински, 8-летний мальчик, изобрел защитный костюм для тех врачей и медсестер, которым приходится сталкиваться с лихорадкой Эбола. В трехслойном костюме есть специальные емкости, наполненные дезинфицирующим раствором. Когда носящий его человек сжимает шарик, расположенный на рукаве, раствор тонкой струйкой выливается из костюма благодаря крошечным отверстиям на его внешнем слое. По словам родителей, костюм – уже 17-е изобретение Марка.
  2. 11-летний Эндрю Пелхам изобрел устройство, которое не дает родителям оставлять своих детей в раскаленных автомобилях. Когда онузнал, что каждый год 38 детей умирают из-за этого, то почувствовал, что обязан что-то сделать. В рамках конкурса молодых изобретателей, единственным условием которого было использование в своих изобретениях аптечных резинок, Эндрю создал устройство под названием «Спаситель детей». Сделанное из липкой ленты и резиновых колец устройство крепится к водительской дверце и просто не дает родителям выйти из машины, когда ребенок сидит внутри.
  3. 11-летняя девочка, победившая рак, изобрела рюкзак для химиотерапии. Он помогает детям, проходящим через эту процедуру, значительно облегчить процесс лечения, ведь вместо тяжелой капельницы они могут носить рюкзак, который сама юная изобретательница назвала I-Pack. Изобретение Кайли помогло ей выиграть приз на конференции изобретателей в Коннектикуте в 2014 году.
  4. Кеннет Шинозука, подросток из Нью-Йорка, чей дедушка страдает от болезни Альцгеймера, выиграл грант на 50 тыс. долларов за изобретение носимого сенсора, который может посылать сигнал на мобильный телефон, когда носитель сенсора встает с постели. На ступни человека надевается сенсор размером с монетку, и если он встает с постели, сенсор отправляет сигнал на смартфон.
  5. 15-летний Джек Андрака создал средство для ранней диагностики рака поджелудочной железы. Это изобретение позволило ему выиграть гран-при на конкурсе IntelInternationalScienceFair.
  6. Иша Кхаре, 18-летняя школьница, изобрела аккумулятор, способный полностью заряжаться за 20–30 секунд. Устройство, также называемое суперконденсатором, вмещает в себя большое количество энергии, способно хранить заряд в течение долгого времени. Помимо всего прочего, оно рассчитано на 10 тыс. циклов перезарядки против обычных аккумуляторов, рассчитанных на 1 тыс. циклов. За свое изобретение Иша получила награду на конкурсе молодых ученых IntelInternationalScienceandEngineeringFair.
  7. Парам Джагги, 17-летний школьник, задумался о том, какое количество углекислого газа вырабатывают современные автомобили, и придумал способ, как исправить ситуацию. Устройство под названием «Автомобильные водоросли» вставляется в выхлопную трубу. При помощи фотосинтеза морские водоросли, находящиеся внутри корпуса устройства, перерабатывают углекислый газ в кислород, и лишь затем выхлопные газы поступают в атмосферу. Парам выиграл награду Агентства по охране окружающей среды.

Источники:
http://www.nsgt.org
http://www.oddee.com
http://www.northjersey.com





Александра Ратай

Франция

Найти подход

Хотя дети «с ранним интеллектуальным развитием» (термин, который использует французское Министерство образования) составляют около 2,5% учащихся (именно такова доля населения с IQ выше 130), во Франции их считают серьезной проблемой. Такие дети нередко испытывают значительные трудности в школе: едва начав учиться, они скучают на уроках, не ладят с одноклассниками, чувствуют себя «белыми воронами», часто не успевают в учебе, лишь треть из них получают высшее образование.

В Жуанвилль-ле-Пон (департамент Валь-де-Марн) существует колледж имени Шарко, где из 320 учеников около шестидесяти – именно такие. Вот что говорит об одном из них Аллен Сальземан, заместитель директора колледжа, специализирующийся на работе с одаренными детьми: «Когда Люкá появился у нас, он был словно мертвый, будто ребенок, страдающий аутизмом. Сегодня он улыбается, он ожил... Такие дети очень уязвимы, они не верят в себя, чувствуют себя ненормальными. Некоторые даже считают себя сумасшедшими». Колледж буквально завален заявлениями со всего региона Иль-де-Франс. «Таким детям требуется не просто сопровождение, необходимо также учитывать их отличия. Они не способны выработать учебную стратегию. Их аффективные потребности огромны. Их необходимо постоянно нагружать, давать им пищу для ума, – продолжает Сальземан. – Нельзя также отказываться от альтернативных подходов».

«Во Франции преподавание математики не оставляет много места для смелых экспериментов», – говорит координатор работы с одаренными детьми в колледже, кандидат математических наук Александр Агаш. Заинтересовавшись пропастью между тем, что говорят эти ученики, и их трудностями в учебе, он взял себе за правило начинать учебный год с теста, позволяющего ему понять, насколько продвинулся каждый учащийся.

Раннее интеллектуальное развитие – настоящее испытание для школьной системы. Среди этих детей – образцовые «маленькие гении», те, кто легко преодолевает школьные годы и поступает затем в самые престижные вузы. Но есть и такие, для кого школа становится тяжким испытанием. Треть детей с высоким интеллектуальным потенциалом даже не поступают в лицей.

Возбудимые, хрупкие, тревожные, с сильно развитой эмпатией, раздираемые вопросами, жаждущие справедливости, замкнутые или бунтари, они могут казаться наглыми провокаторами или чересчур рассудительными. Существует много эпитетов для описания таких личностей. Мыслят они разветвленно, а не линейно, и это зачастую становится источником недоразумений в школе.

«Нехватка методики у этих детей объясняется их способностью понимать все спонтанно, без последовательного анализа, – считает Оливье Револь, глава отделения детской нейропсихиатрии Университетского клинического центра в Лионе. – Наша цель – добиться того, чтобы они не ограничивались интуитивным мышлением, а развивали дедуктивное». Скука и отсутствие интереса к учебе, которые могут проявиться еще в подготовительных классах, зачастую приводят к неуспеваемости в колледже, когда, накладываясь на подростковый кризис, возникает необходимость усердно трудиться, к чему они не привыкли. Таким детям трудно заучивать что-нибудь наизусть, переписывать тексты. «Они не видят разницы между “понимать” и “учить”, – объясняет педопсихиатр. Переход к письму у них проходит особенно трудно, поскольку многие одаренные дети страдают дислексией, диспраксией, дисграфией». Их развитие неравномерно: в некоторых областях они очень успешны, а с другими не справляются. К примеру, великий физик Альберт Эйнштейн страдал дислексией, испытывал трудности с речью. И при этом был прекрасным музыкантом…

Именно поэтому такие ученики требуют уступок со стороны школы, компромиссных путей, промежуточных между тем, чтобы позволить ребенку «перепрыгнуть» несколько классов и оставить его на второй год. Но как раз кропотливая усердная работа – то, что хуже всего дается таким детям. С тех пор как в 2002 году появился первый доклад Министерства образования на эту тему, было создано много документов с целью научить учителей выявлять таких учеников и создавать для них индивидуальный курс обучения. «Определение того, что ученик, испытывающий трудности в обучении, на самом деле обладает высоким умственным потенциалом, вполне может само по себе оказаться решением проблемы. Это позволит избежать нарушений поведения или приступов отчаяния у ребенка, – подводит итог Оливье Револь, через отделение которого постоянно проходят подростки, страдающие школьными фобиями и тревожными состояниями. – Ум сам по себе источник тревог», – добавляет он.

Впрочем, Министерство образования не ставит перед собой задачу создать для таких детей специализированные учебные заведения. Но именно так вот уже десять лет работает аккредитованный частный колледж Христа Спасителя в Везине. Именно с шестого по четвертый класс (с 11 до 14 лет), в сложный предподростковый период, одаренные дети самоизолируются, «окукливаются». «Некоторые из них перепрыгнули через 2–3 класса, у других проблемы с психикой, третьи отстают в учебе», – объясняет директор колледжа Мари Левар. – В этот период мы помогаем им решить их проблемы, чтобы к третьему классу они могли учиться по обычной программе». Годами колледж работал с повышенной долей детей с высоким интеллектуальным потенциалом (каждый четвертый ученик, то есть в десять раз больше, чем в так называемом «нормальном» населении). Это учебное заведение «вне нормы», в котором привыкли искать нестандартные подходы, в следующем учебном году здесь откроется класс для аутистов.

Во Франции среди признаков одаренности эксперты называют: интеллектуальное любопытство, стремление вступать в спор со взрослыми или заводить друзей старше себя, повышенную чувствительность, юмор, критический склад ума, интерес к экзистенциальным вопросам, ощущение фрустрации и нетерпение, аффективную уязвимость, способность к концентрации, склонность к мечтательности, заниженную самооценку, склонность к изоляции, креативность. Разумеется, проблема высокоодаренных детей существует не только во Франции, но не везде с ней готовы считаться.

«Я просто умнее других. – Девятилетний Рияд кивает и отвечает естественно, даже поучительно. – Я же не виноват, что мне скучно в классе, просто другие медленно соображают». И он по-своему прав. Он входит в ту небольшую часть населения, о которой в Алжире мало что знают: он высокоодаренный ребенок. То, что таких людей, от природы имеющих необычные способности и IQ выше среднего, подчеркнуто не замечают, очевидно, связано с тем, что в Алжире не существует ни статистических данных, ни научных исследований на эту тему. Но, как и во Франции, здесь от 2,5 до 5% населения теоретически может принадлежать к этой категории: все те, у кого IQ – 130–145.

Похоже, Рияд это понял. Этот мальчик действительно сбивает с толку. Его физическая хрупкость не сочетается с прямым серьезным взглядом. Он говорит, как взрослый. По словам его мамы Байи, таким он был с самого раннего возраста, и с этим не так-то просто было жить. Байя – педагог, и тем не менее, пока не было выявлено, что мальчик высокоодаренный, в отношениях Рияда с матерью царили непонимание и конфликт. И чем старше становился сын, тем требовательнее он был: неусидчивый холерик, постоянно жалующийся, что ему скучно. Байе и в голову не приходило, что сын может оказаться высокоодаренным. Она считала его непоседой с тяжелым характером и даже подумывала на время поместить его в интернат, настолько повседневная совместная жизнь была невыносима для них обоих. Когда же она пыталась обратиться к специалисту, ребенок категорически отказывался. Она уже совсем растерялась, но тут совершенно случайно пришел ответ. Байя принимала участие в конференции по нейробиологии. Один из докладов был посвящен признакам одаренности у детей, и в этом описании Байя узнала все особенности своего сына. Тогда она испытала облегчение, страх, а также изумление, что до сих пор никто из профессионалов не привлек ее внимание к этой возможности. Доктор Наима Беньякуб, автор доклада, с сожалением признает, что в Алжире действительно одаренность практически не изучена и не признана, именно поэтому таких детей здесь крайне трудно выявить. Одаренность часто бывает наследственной, доказательством тому могут служить дети Розы, сестры Байи. У них есть все признаки нераспознанной одаренности. Несмотря на ум и знания, они совершенно не интересуются школой, часто конфликтуют с матерью и проявляют признаки ранней зрелости.

По словам доктора Беньякуб, быть одаренным вовсе не значит хорошо учиться в школе. Напротив, 30–40% таких детей не могут справиться с учебой. Бывает и по-другому.

Например, двадцатилетний Мехди очень рано стал бакалавром. Его школьные годы были совершенно нетипичными. «Я обожал школу и в начальных классах получал только отличные оценки. Но родители никогда не считали меня одаренным». На том, чтобы Мехди «перепрыгнул» через один класс, настоял его учитель. Родители поначалу были против. «В конце концов отец уступил, но мать никогда не соглашалась с этим решением». И все-таки Мехди поступил в колледж в восемь лет (вместо обычных одиннадцати), а еще через несколько лет стал бакалавром, хотя далеко не всем это понравилось. При этом, чтобы получить высшее образование, ему понадобилось особое разрешение президента.

«Я записался и на медицинский факультет (это была моя детская мечта), и, несмотря на недостаточный средний балл, на факультет биологии». Но известность, которую невольно приобрел Мехди, обернулась против него. В конце второго курса его исключили, объявив его бакалавриат «незаконным». К счастью, Мехди к тому времени понял, что его интересует не медицина, а научные исследования. Продолжая учебу на биофаке, он снова сдал бакалаврские экзамены, в восемнадцать лет стал магистром иммунологии и сейчас переводит дух, прежде чем заняться докторской диссертацией. Конечно, ему пришлось столкнуться с непониманием и неприятием окружения, но в целом он всегда с этим успешно справлялся. Несмотря на разницу в возрасте, он никогда не чувствовал себя не таким, как его товарищи. «Главное – интеллектуальный уровень, возраст не в счет», – говорит он. Впрочем, Мехди признает, что ему сильно повезло. «У меня очень образованные и внимательные родители. Они поддерживали и обеспечивали меня, а я знаю, что без поддержки высокоодаренные дети часто плохо кончают».

Действительно, даже в относительно благополучной в этом отношении Франции бывают трагические случаи. В ноябре прошлого года одаренный ученик колледжа в Сен-Поль-ле-Дакс пытался покончить с собой прямо в школе. Это один из тех детей, чьи школьные успехи не всегда соответствуют их высокому умственному потенциалу. К счастью, с тех пор его здоровье не внушает опасений, и в начале года он вернулся к учебе.

Несмотря на серьезность проблемы и на то, что во Франции ее существование признано официально, на сайте французского Министерства образования высокоодаренным детям уделено немного места. Здесь перечислены лишь самые общие положения. Кроме того, министерство выпустило два циркуляра, посвященных таким детям (2007, 2009).

Тем не менее в последние годы проблема широко обсуждается. Во Франции существуют ассоциации, занимающиеся помощью высокоодаренным детям. Совсем недавно, 10 января 2015 года, в Монтрей состоялась конференция Ассоциации приема и поддержки интеллектуально одаренных детей (AASIP), посвященная теме «Раннее развитие и школьная неуспеваемость».

Источники:
http://www.lefigaro.fr
http://les-tribulations-dun-petit-zebre.com
http://www.elwatan.com
http://www.oumzaza.fr
http://www.education.gouv.fr



Социальные комментарии Cackle