Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 3 (112) от 17 февраля 2015 г. Подписка Редакция Контакты
14491144901448914488144871448614484144851449214483144821448114480


Ольга Леонтьева,
кандидат
педагогических наук
Тамаш Гергей,
директор Научно-исследовательской Лаборатории Прикладной Логики, г. Будапешт

Школа-парк

Я сам знаю, зачем мне школа!

С момента первой публикации концепции «Школа-парк» прошло более двадцати лет. Изменилось общество, появился новый заказ на образование. Можно ли использовать изложенные там идеи для создания современной школы?

Изменение парадигмы образования

Не только в России, но и во многих других странах произошла или происходит смена парадигмы образования – с знаниевой на личностную, гуманистическую. В российской системе образования эта тенденция отражена в новом Федеральном государственном стандарте (ФГОС), где сделана попытка проанализировать ожидаемые результаты образования и на основе этого анализа выделить требования к организации школы и работе учителя.

В результате сложилась парадоксальная ситуация: структура, которая десятилетиями создавалась для передачи и воспроизведения единой системы знаний, осталась прежней, а требования к результатам ее работы полностью изменились. Но острота несоответствия целей и возможностей еще не достигла своего апогея: новый ФГОС введен только в начальной школе, его апробация в средней едва началась, а в старшей начнется только через несколько лет. Пока всех успокаивает тот факт, что на начальной ступени общего образования якобы худо-бедно удалось справиться с поставленной задачей. Отсюда делается не совсем оправданный вывод, что и на дальнейших ступенях образования классно-урочная система так же эффективно сможет работать для достижения требуемых личностных и метапредметных результатов.

Не будет. Потому что только на первой ступени требования к предметным знаниям минимальны. Их, если честно, почти нет. В современном мире читать, писать (печатать) и считать дети зачастую научаются вне стен школы. Фактически в начальной школе детей приучают к новому сообществу и его правилам. В число этих правил вполне вписываются личностные и метапредметные результаты, ведь знаниевая компонента на этом этапе ничтожно мала.

Совсем с другими проблемами столкнутся педагоги, работающие в среднем и старшем звене. Никто не похвалит учителя математики за то, что у него все дети помогают друг другу (в классно-урочной терминологии – дают списать), а учителя физики – за то, что ученики увлеченно играют на уроке в физиков-первопроходцев. С педагогов спросят другие результаты образования, в первую очередь – предметные. Потому что только эти результаты подлежат достоверному оцениванию и ранжированию. Личностные результаты не сыграют никакой роли при поступлении в вуз и при сдаче ЕГЭ (при сохранении нынешнего порядка).

Изменение информационного пространства

Глобализация информационного пространства и стремительно развивающиеся инфокоммуникационные технологии привели общество к новому рубежу. Молодые люди вслед за старшим поколением получают информацию не из книг и учебников, а и из самых разных источников – Интернета, Твиттера, социальных сетей, сотен телеканалов. Информационный поток перестал быть замкнутой системой, в сегодняшнем мире он представляет собой динамично развивающееся, стремящееся к бесконечности пространство.

Новый заказ на образование, в котором главная цель – развитие важнейших компетенций, требует принципиально нового подхода к использованию информационного пространства. Современные образовательные центры должны:

  • создавать среду, в которой ученики смогут использовать, развивать и тренировать свои способности и умения (универсальные компетентности), необходимые для активного существования в современном обществе;
  • организовывать и поддерживать доступ для учителей, учеников и сообщества к мировому богатствуинформации и знания, которые существуют в мире.

Изменение структуры

Изменение парадигмы образования и информационного пространства требует коренного изменения системы, а не точечной трансформации ее незначительных частей. Компетенции, заявленные в новом ФГОС, не будут развиваться у подрастающего поколения, если мы будем опираться на опыт использования учебников и программ – на малозначительные для современного мира носители информации. Необходимо как можно быстрее создать такую модель образования, использование которой будет вынуждать старшее поколение постоянно трансформировать методы обучения, делать их значимыми для сегодняшнего дня.

Именно для достижения этой цели была разработана образовательная философия «Школы-парка», предложившая реальную перспективу для изменения массовой системы образования за счет:

  • организации очень гибкого и продуктивного образовательного пространства;
  • организации индивидуального образования внутри системы массового обучения;
  • принятия во внимание быстрого изменения научной и технологической окружающих сред,
  • устранения противоречия между образовательной целью общества и целью обучения молодых людей.

Система образования, описанная в этой концепции, предполагает активное формирование, развитие и структурирование личностных и метапредметных компетенций, использование разнообразных информационных источников. При этом предметные знания либо используются как материал, необходимый для их достижения, либо становятся основной целью обучения – все зависит от увлеченности ребенка, от времени его осознанного профессионального самоопределения.

Большинство детей младшего и среднего подросткового возраста не задумываются о своей будущей профессии и необходимой подготовке к ней. Содержанием этого периода жизни является простраивание взаимоотношений со сверстниками и освобождение от родительской опеки. Поэтому в открытой, парковой образовательной системе (опираюсь на опыт ПОС) подростки не имеют явных предпочтений, посещают разные студии и меняют их вместе со своими новыми друзьями. В течение учебного года они посещают все студии и накапливают примерно такой же (минимальный) объем предметных результатов, что и их сверстники в классно-урочной системе. Однако их личностные и метапредметные результаты неизмеримо выше, потому что они проверяются и рефлексируются детьми каждый учебный день. Ведь перед каждым посещением студии ребенок принимает осознанное решение, идти туда или нет, а в студии учитель обязательно спросит, что именно его туда привело, что он хочет узнать, чему научиться, какими методами владеет. Кроме того, в каждую новую студию нужно войти и вести себя там так, чтобы тебя приняли и порадовались, что ты пришел именно туда.

Когда снимали документальный фильм о ПОС, журналистка спросила ребят , где легче учиться: в обычной школе по общей программе или в «Парке». Дети (старшие – 7-й класс), среди которых была ученица, вернувшаяся в классно-урочную систему после года учебы в ПОС, дружно ответили, что в «Парке» учиться, конечно же, сложнее: «Потому что каждый день, каждый час самим нужно решать, куда идти и чем заниматься! Знаете, как это сложно?! Ведь в “Парке” только от этого решения зависит, чему мы научимся, что сможем делать, когда вырастем!». Журналистка удивилась и, явно подшучивая, спросила: «Вы что, прямо так сразу, в пятом классе, поняли, что от вас, от вашего выбора студий и усердности зависит ваше будущее?» Дети посмотрели на нее с сожалением: «Вы что?! Разве такое можно сразу понять? Это мы поняли примерно через полгода учебы в “Парке”!».

Гораздо сложнее тем школьникам, которые с детства увлечены каким-либо предметом или видом деятельности (таких принято назвать детьми с признаками одаренности). У них и в классно-урочной системе, и парковой очень часто возникают проблемы общения со сверстниками. Они непонятны своим ровесникам, потому что готовы заниматься математикой (рисованием, музыкой, спортом и т.д.) с утра до вечера, часто забывая пойти погулять, красиво одеться, поиграть с ровесниками. Из-за этого многие ребята такого типа становятся изгоями.

При парковой организации образовательного пространства сама система создает условия для адаптации детей в школе, для проявления и реализации их способностей. Дело с том, что в системе открытого образования ученики очень быстро занимают нишу помощников учителя, подмастерьев в одной из студий и становятся лидерами там. Математики начинают помогать своим друзьям освоить этот сложный предмет, художники становятся общими любимцами-оформителями, спортсмены радуют болельщиков своим талантом. Став нужными и понятными, эти дети довольно быстро учатся спокойно входить в новые парк-студии, принимать помощь от других, применять универсальные умения, полученные в любимом деле, во всех предметах школьного цикла. Их личностные проблемы (психологические комплексы, душевный дискомфорт) теряют остроту, нивелируются. На первое место выдвигается позитивная, жизнеутверждающая мотивация.

Стремление завоевать авторитет в глазах сверстников путем открытого вызова взрослым в «Школе-парке» теряет свою актуальность. За десять лет эксперимента не было ни одного прямого конфликта (обвинений, подкладываний кнопок и т.д.) между детьми и учителями. Потому что порядок и дисциплина на занятиях в парк-студиях поддерживаются не педагогом, а всеми участниками учебного процесса. Разрушающий общую работу ученик очень скоро сам уйдет, потому что остальные школьники будут недовольны тем, что им мешают делать то, что они выбрали.

Желание и возможность

Для того чтобы у нас появилась массовая возможность достигать целей, выдвинутых перед системой образования XXI веком, необходимо прежде всего изменить структуру школы. Потому что ее модель создавалась для совершенно иных целей. Речь идет именно о структуре, а не о ее наполнении, которое может быть самым разнообразным. Изменение наполнения без изменения структуры – пустая трата времени, денег и сил.

Так, еще в 2003 году я наблюдала за тем, как специально построенная в Копенгагене «Школа без классов» всего за год превратилась в школу с классами, которые вынуждены работать без отдельных кабинетов, на всеобщем обозрении. Авторами проекта, казалось, было учтено все, чтобы создать в школе условия для развития творчества и личностного потенциала каждого ребенка. В новом здании имелись просторные залы, в которых можно было найти места и для общения, и для индивидуальной работы (столы, диваны, удобные лаборатории). Группы детей одного возраста приходили в школу утром и устраивались в специально созданных для общения 20–25 человек надувных беседках. Обсудив там планы на текущий день, дети расходились работать над выбранными проектами. В конце учебного дня собирались снова, обсуждали результаты…

Система довольно хорошо работала для учеников начальной школы. С трудом – для ребят постарше. А для тех, кому предстояло скоро окончить школу, пришлось организовывать странные занятия. Из общего зала в одно место приносились парты, стулья и доска, из которых складывалась модель обычного учебного кабинета – только без стен. Там велись занятия по предметам, выносимым на выпускные экзамены. И учителя, и ученики ощущали себя очень некомфортно, так как приходилось объяснять и отвечать под прицелом нескольких сотен взглядов. Получилось, что стены кабинетов разрушили, а классно-урочная система осталась – потому что ей не была найдена альтернатива. Да, дети выбирали проекты, но такая проектная деятельность не способна заменить все виды учебной деятельности. Это было изменением насыщения, а не структуры.

Если в школе сохраняется классно-урочная система, а в качестве носителей информации используется заранее созданный (пусть даже очень большой, на электронных носителях!) набор текстов, мы не сможем достигнуть целей, заявленных для образования в XXI веке. Все новшества сведутся к созданию удаленного доступа, суть же проблемы при этом не изменится: наше образование будет продолжать оставаться знаниевым, а не ориентированным на развитие личности и компетенций, а общество застрянет в эпохе Просвещения, уже полвека как завершившегося для лидирующих стран.



Социальные комментарии Cackle