Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 2 (111) от 5 февраля 2015 г. Подписка Редакция Контакты
14477144761447514474144731447214471144701446914468


Рустам Курбатов

Концепты

Смеюсь ergo sum

История с «Шарли Эбдо» разделила российское общество на две части: половина граждан считает, что карикатуристы сами виноваты: конечно, убивать людей нехорошо, но не надо ж было провоцировать и оскорблять чувства; другая половина откровенно злорадствует: вот – французы со своей мультидемократией сами виноваты, и как результат – понаехали всякие в наш город Париж.

Много моих знакомых, людей вполне приличных и интеллигентных, высказываются в духе «не надо оскорблять чувства», что вообще-то объяснимо. Русские люди добрые по природе своей: нас учили, что нехорошо обижать других и не надо смеяться над тем, что кому-то дорого и свято. И поэтому, с точки зрения обыденного смысла, не надо рисовать неподобающие картинки на Пророка и Святую Троицу.

Провел тут небольшое исследование, так сказать, на лестничной клетке, задав один вопрос: можно ли рисовать карикатуры на Пророка? И получил почти стопроцентное: не надо трогать и оскорблять. И только один респондент смело и уверенно ответил: можно! Готов уже был броситься ему на шею, удивившись свободолюбию и независимости суждения этого человека, но тот продолжил: можно и нужно рисовать на них всё, потому что понаехали сюда и скоро погибнет наша Европа под натиском их орд…

И вот передо мной как учителем встали две педагогические задачи: первая – объяснить, почему можно рисовать карикатуры (по крайней мере с точки зрения французов); вторая – объяснить, почему мусульмане не представляют никакой угрозы «цивилизованной Европе».

Начнем с первой. Для француза карикатура на власть – что политический анекдот для русского. Как можно было запретить нашему человеку «той эпохи» рассказывать анекдоты про Брежнева и Хрущёва? Власть – на то и власть, чтобы над ней смеяться! Да, в нашей стране не сложилось традиции рисовать шаржи на первых лиц, но анекдоты еще как «оскорбляли чувства» тех, кого надо. Карикатуристы «Шарли Эбдо» – студенты рядом с безымянными авторами наших анекдотов. Если на генсека даже в те мрачные годы можно было, что ж на Троицу и Пророка нельзя? Скажете: то светская власть, а то – святыни и чувства…

Гостил однажды у коллег, французских учителей, на острове Олероне (это, к слову, то место на Сене, откуда виден знаменитый Форт-Боярд), людей левых взглядов, если не испугает, анархо-синдикалистов; на стенках – портреты какого-то дядьки в папахе, оказалось – батьки Махно, на подоконнике – книжка с картинками. Называется она «Ни Бога, ни Хозяина» и составлена из карикатур (впрочем, скорее – из шутливых рисунков) на евангельские темы. «Дева Мария во плоти была взята на небо» – и картинка: толстая баба в корзине, которую дюжина ангелов тянет изо всех сил. «Фу, – подумал, – похабность какая, зачем же так…»

Теперь я могу объяснить, зачем. Для французов, по крайней мере для французских «левых» (а «Шарли Эбдо» выражает взгляды именно этой части граждан) церковь – это та же власть. Может, даже власть еще в большей степени. А над властью надо смеяться для здоровья: и для здоровья граждан, и для здоровья ее самой!

Нравится нам или не нравится, можем мы это понять или нет, но для французов возможность смеяться над властью светской и религиозной – это даже больше, чем свобода и права – на этом строится и держится вся их культура, вся жизнь. Без этого нельзя – без этого они перестанут быть французами и европейцами.

И мусульман никто в этой стране не обижает и чувств их не оскорбляет: просто к ним относятся как к равным. «Вы – такие же, как и мы, и у нас общие ценности», – говорят им «коренные французы».

И если уж рассуждать об «европейских ценностях», то первая из них – это возможность думать над самими основами бытия, не принимая ничего на веру и на слово, право на сомнение по поводу любых «традиций» и «авторитетов». И, пусть нам это кажется странным, право на смех.

Я смеюсь, следовательно – существую.



Социальные комментарии Cackle