Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 2 (111) от 5 февраля 2015 г. Подписка Редакция Контакты
14477144761447514474144731447214471144701446914468

Директор гимназии № 45, г. Москва
Михаил Шнейдер

реакция

Зверь внутри нас

«Учащимся по программе 2100 заменили изучение “Евгения Онегина”
на книгу “Повелитель мух”.
Последняя считается бестселлером,
но это – чудовищное произведение».

И.А. Яровая, депутат Государственной думы
(http://er.ru/news/127261/)

«Критики вчитываются в мои книги до тех пор, пока не найдут что-нибудь, что кажется им безнадежным.
И я не могу понять почему. Сам я не чувствую этой безнадежности <…>
Размышляя о мире, которым правит наука, я становлюсь пессимистом…
Тем не менее я оптимист, когда вспоминаю о духовном мире, от которого наука пытается меня отвлечь…
Нам надо больше любви, больше человечности, больше заботы».

У. Голдинг, Нобелевская речь, 1983
(http://n-t.ru/nl/lt/golding.htm)

Начнем, пожалуй, с того, что с «Евгением Онегиным», как и со всей русской классикой, все в порядке: как изучали, так и изучают.

Госпожа депутат, видимо, кем-то введена в заблуждение. Она же главная по безопасности и патриотизму, ей в программы вникать некогда. И «Горе от ума» на месте, и «Герой нашего времени». Хотя, если разобраться, ничего там жизнеутверждающе-патриотичного нет. А Тургенев? А Достоевский? Некоторые наши современники не без основания считают чудовищным произведением роман «Бесы». А товарищ Сталин вообще не велел школьникам изучать Достоевского (сам не могу знать – мама, окончившая школу в 1949-м, уточнила). Вообще. В принципе. А чему может научить детей «лишний человек» Печорин? Да и из Грибоедова, между прочим, женатого на грузинке, надо бы оставить только вальс – но исключительно в исполнении Дениса Мацуева. А то, понимаешь, «По духу времени и вкусу//Он ненавидел слово “раб”//За что попался в Главный штаб// И был притянут к Иисусу» (то есть привлекли к следствию по делу декабристов, которые многими нынешними «государственниками» считаются изменниками). А Лев Николаевич, который граф Толстой?Хорошо хоть Синод его своевременно от церкви отлучил. Да и «наше все» – камер-юнкер Пушкин. Министр тут один сообщил, что и у него «не все ровно». В общем, накуролесили. Но они все-таки не злокозненные империалисты в писательском обличье. И писали по-русски. И позитивные примеры есть. Вот Ирина Анатольевна у нас еще и специалист по противодействию коррупции. А гоголевский «Ревизор» очень нравился императору Николаю Первому. А император Николай Первый очень нравится… Никите Михалкову. Ой, простите, ему больше император Александр Третий нравится с его «циркуляром о кухаркиных детях». А тут какой-то Уильям Голдинг и его «бестселлер» – то есть лучше всех продался, значит. Кому? «Желтому дьяволу», понятное дело. А это уже, граждане, ну совершенно несовместимо с духовностью. Нам этого не надо!

Итак, сэр Уильям Джералд Голдинг, сын школьного учителя, лауреат Нобелевской премии, по его собственным словам – «универсальный пессимист», учившийся в школе Мальборо и Оксфордском университете, сам преподававший в школе, ветеран Второй мировой (кстати, участник высадки союзников на континенте в 1944-м), один из наиболее обсуждаемых англоязычных романистов XX века, чьи произведения входят в список обязательных в Великобритании и США, человек с непростым характером и т.д. – чем же он прогневил г-жу депутата? В чем «чудовищность» опубликованного в 1954 году романа «Повелитель мух», первый вариант которого назывался «Незнакомцы, явившиеся изнутри» и не вызвал никакого интереса издателей? Кстати, и опубликованный роман стал бестселлером лишь через несколько лет, потом он неоднократно переиздавался, переводился и экранизировался. Сам Голдинг расстраивался, что «Повелитель мух» заслонил другие его романы, как он считал, значительно более важные и лучше написанные. Значит, общество во многих странах увидело что-то сверхважное в этом «аллегорическом романе», герои которого – спасшиеся во время авиакатастрофы школьники – оказываются на необитаемом острове вдали от «цивилизованного мира», в котором идет война (по всей видимости, ядерная). В общем, антиутопия (видимо, были правы исследователи, сравнивавшие роман Голдинга с произведениями Джорджа Оруэлла).

Пересказывать содержание романа – дело хлопотное и неблагодарное. Лучше его все-таки прочитать, а кому это представляется очень сложным, поможет любая энциклопедия, например, привычная многим соотечественникам Wikipedia (http://gruzdoff.ru/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C_%D0%BC%D1%83%D1%85). Поэтому буду краток.

    1. Общим голосованием «новых островитян» лидером племени избирают вполне трезвомыслящего Ральфа, который предлагает товарищам построить шалаши и развести огонь, чтобы их заметили и спасли. Его активно поддерживает Хрюша, очкарик-умница со слабым здоровьем. Кстати, очки используются для получения огня.

    2. Проигравший выборы староста церковного хора Джек увлекает свою «группу поддержки» идеей охоты на диких свиней.

    3. Дети взбудоражены слухами о «Звере» (он же «Змей»), обитающем на острове.

    4. Джек объявляет о создании второго племени – охотников и приглашает островитян присоединиться к нему. Обещание сытной веселой жизни привлекает подавляющее большинство. Веселье обеспечивается ритуалами и жертвоприношениями Зверю.

    5.Оставшиеся в меньшинстве Ральф, Саймон, Хрюша, Эрик и Сэм продолжают разводить костры и надеяться на спасение «извне».

    6.Голова одной из убитых свиней насаживается на кол и становится «Повелителем мух» – «даром Зверю». Саймон, разговаривающий с Головой, узнает, что Зверь находится в самих островитянах.

    7.Впавшие в дикость «охотники» убивают Саймона: есть первая человеческая жертва.

    8.«Охотники» нападают на «меньшевиков» и отбирают очки Хрюши. При попытке Ральфа и его друзей вернуть очки представители большинства убивают Хрюшу. Эрик и Сэм оказываются в плену.

    9.Джек приказывает поджечь джунгли и убить Ральфа. На острове начинается пожар. Ральф успевает добежать до берега, где встречает спасателей – военных моряков, заметивших дым.

    10.Ральф плачет, вспоминая все, что произошло на острове, оплакивает убитого друга Хрюшу, за ним начинают рыдать и заигравшиеся «охотники».

Что же так напугало г-жу Яровую? Сюжет? Но вся история представляет собой борьбу цивилизации с дикостью, причем варвары нередко побеждают. Или XX век является недостаточной иллюстрацией сего прискорбного факта? Может быть,ее огорчает быстрое и легкое впадение большинства вполне приличных детей, поющих в церковном хоре, в язычество? Но разве мы не знаем, что некоторые вполне цивилизованные народы в своем большинстве радостно шли за вождями, лишенными моральных императивов, громили храмы, уничтожали «слишком умных», строили концлагеря, сжигали неугодные книги, поддерживали варварские законы и захват чужих территорий, после чего не без удовольствия участвовали в массовом терроре? А когда Силы Добра все-таки ценой многочисленных жертв побеждали Зло, прощенные гуманным обществом головорезы на склоне лет с удовольствием вспоминали свои «подвиги», а некоторые народы, не от рефлексировавшие свое недавнее прошлое, не нашедшие в себе сил покаяться за содеянное их предками-«охотниками», готовы им аплодировать. И действительно, ведь нет ничего плохого в поклонении Повелителю мух, раз жизнь охотников вполне сытная и веселая. А «умники» навевают скорбь и печаль. Между тем жизнь и так коротка, и незачем тратить ее на всякие глупости. Хлеба и зрелищ, товарищи! Соединим искусство с попкорном! Нам не нужны спасатели и те, кто надеется на них! Вот только в названии романа, оказывается, кое-что зашифровано. «Повелитель мух» является буквальным переводом с древнееврейского имени языческого бога – Бааль звув,чьё имя (Вельзевул) в христианстве стало ассоциироваться с дьяволом. Об этом тоже написано в энциклопедиях.

Увы! Зверь, действительно, внутри нас. Или, как надеялся тихий философ из Кёнигсберга, «нравственный закон внутри нас». Что окажется сильнее? Это уж, извините, экзистенциальный выбор самого человека. А Лермонтов не о том ли писал? А Достоевский? А Пушкин? А вся мировая литература XX века – не о том ли? Но мы «ленивы и нелюбопытны», нам не хочется вдумываться в предупреждения, иногда зашифрованные в книгах, а часто и громко звучащие с их страниц. Мы не замечаем, что до сих пор не преодолели последствий антропологической катастрофы (а об этом с тревогой писал Мераб Мамардашвили), означавшей победу дьявола и «смерть Б-га», пусть и временную. Так что зря г-жа депутат противопоставляет «Евгения Онегина» «Повелителю мух». Если мы и дальше будем увлекаться языческими фантазиями, нас еще ждет «Пир во время чумы».



Социальные комментарии Cackle