Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 2 (111) от 5 февраля 2015 г. Подписка Редакция Контакты
14477144761447514474144731447214471144701446914468

учитель литературы школы № 57, г. Москва
Сергей Волков

Прошу слова!

«Ревизор» нашего времени

Который день пытаюсь поймать свое ощущение от «Левиафана». Не дается. Отдельные мысли не складываются ни в какой пазл.

Факт: найдена еще одна метафора, ключевое слово, объясняющее – кстати, что объясняющее? Россию всегдашнюю? Россию путинскую? Природу власти? Природу церкви? Природу народа? Словом этим заговорили, стали наводить его, как указательный палец, на разные сегменты реальности и называть указанное «левиафаном». И вроде перевода уже не надо. Все понимают – какая-то бяка. Недавно слышал, как хозяин препирался со своей собакой: «Наглая морда, жирная тварь, левиафан хренов» – впрочем, беззлобно.

Не понимаю, чем поразила многих изображенная реальность. Реальная российская нищета гораздо страшнее выглядит. Она серее и беспросветнее. Фильм снят красиво и цветно, развал там гламуризован и эстетизирован. Люди живут в достатке, нормально одеваются, у них есть работа, они могут пересчитывать пятитысячные купюры, ездят на неплохих машинах, стреляют из неплохого оружия. Пьют и бьют? Но как-то быстро из похмелья выходят, а битые морды затягиваются на глазах. Посмотрите на лица продавщиц, официанток, женщин в автобусе – а потом ради интереса припомните рестораны, магазины и транспорт заштатных городков, если бывали в них. В фильме Россия не очернена, господь с вами, – приукрашена! И это почему-то неприятно задевает, как неприятно задевают а-ля народные песни после настоящего аутентичного фольклора. Не то чтобы я требовал демонстрации неприглядного родительского срама. Неприятно, как когда подвирают. То ли человек знает и почему-то стыдится это показать, то ли просто не знает. То ли законы такие есть, в соответствии с которыми надо показать вот так. Ощущение форматности, необходимости вписаться всегда как-то просачивается и улавливается – почти как запах.

Теперь вот еще. Настоящий российский тупик, из которого нету выхода – это плоская серая равнина, бесформенная растительность, вихрь, свистящий в голых прутьях. Это многие километры без пейзажа. Или пейзаж серого крошащегося железобетона. Здесь – красота мощной природы, гор, скал, моря, неба, которая властно способна напоминать человеку о смысле бытия. Взаимоотношения человека с природой в фильме не проговорены. Она снята – но никакой роли не играет. Не потому, что люди не догадываются, что она для них «нешто» (как для одного персонажа одной русской драмы, героиня которой утопилась после того, как изменила мужу с приезжим из Москвы и была мужем даже прибита). А потому, что о природе и ее роли, кажется, не догадался режиссер, несмотря на то что снял ее и поставил в сильную позицию – начало и финал фильма. Тупик в таком месте – тупиком не очень получается. Потому, что не забыто оно богом. Богом, не церковью. А без тупика – как поверить в происходящее с героиней?

Кстати, о церкви. Как о здании, не как об организации. Услышал здесь интересный вопрос, над которым задумался. Зачем нужно было отжимать дом и строить новодел, если рядом находится старая, большая, полуразрушенная церковь (там мальчишки жгут костер) – явно намоленная и стоящая в самой выгодной точке пространства (именно так ведь церкви и ставили наши предки)? Искусственный же ход, потому что в реальности Церковь (как организация) стремится церкви (как здания) восстанавливать. И нет никакой необходимости, в которую хотелось бы поверить, чтобы сюжет пришел к этой точке. А раз за уши притягивается главный пункт, то подваливается и вся конструкция.

Несколько удивляет реакция многих на показанную власть. Ново, свежо и смело. А что, собственно, во власти такого нового открыли? Если хорошенько вспомнить, такого же левиафана показал почти два века назад Гоголь в «Ревизоре» – в уездном городке все со всеми срослись в круговой поруке, всё у всех отжали, законы отменили, простого человека высекли и в армию сослали. Разница одна – там перед ревизором из столицы на цыпочках ходили, а здесь – пробили по базе, выяснили, что он фуфло, и местные держиморды популярно ему объяснили, кто здесь главный, и назад в столицу отправили. Понимая, что никакого настоящего ревизора и никакой немой сцены не будет. Гоголю бы понравилась такая оборотная сторона его сюжета, думаю. Да, и еще: не мог Гоголь тогда из-за цензуры церковных начальников показать – вот и нет их ни в «Ревизоре», ни в «Мертвых душах». А сейчас можно – и они есть. Но принципиально нового – что? И чем это все отличается от того, что мы ежедневно и давно узнаем из СМИ и видим своими глазами? Во времена Гоголя о власти так было говорить не принято публично – и поэтому был такой эффект. А сейчас-то, на фоне ежедневных сюжетов покруче «левиафановского»?

Что точно хорошо – игра актеров. Особенно мэр аутентично вышел. И подружка героини. Достоверность игры, нюансов и деталей иногда даже отвлекает от белых ниток сюжета.

В целом же, поскольку сейчас страну раздирают страшные противоречия («И здесь, и там между рядами / Звучит один и тот же глас: / “Кто не за нас, тот против нас!/ Нет равнодушных. Правда с нами!”»), которые обнажаются при любом удобном случае, фильм был обречен на то, чтобы стать одним из таких триггерных пунктов. Его хотят водрузить, как знамя, одни – и свергнуть другие. Его пытаются, как гранату, метнуть то в Кремль, то в Храм, то в сторону Запада. Объяснения фильма множатся и по глубине найденных смыслов уже превосходят глубину самого фильма. Масла в огонь подливают и еще подольют премиальные сюжеты.

Вся эта борьба вокруг, как мне кажется, порождает многочисленные аберрации в восприятии фильма. Хорошо снятого, хорошо сыгранного нормального фильма – одного из ряда нормальных, хорошо снятых и сыгранных фильмов. Одного из ряда.

Источник: https://www.facebook.com/sergej.lupus/posts/710239499094930



Социальные комментарии Cackle