Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 2 (111) от 5 февраля 2015 г. Подписка Редакция Контакты
14477144761447514474144731447214471144701446914468

ректор МГПУ
Игорь Реморенко

Позиция

Можно ли победить Левиафана?

«Левиафан», безусловно, фильм многослойный. Разные люди увидят в нем разное. Кто-то будет возмущен гипертрофированной алкоголизацией персонажей, кому-то захочется высказаться на предмет взаимоотношений с церковью, кого-то затронет впечатляющая эстетика фильма, связанная с прежними работами Алексея Звягинцева и продолжающая мотивы Тарковского и Сокурова. Все это заслуживает самого внимательного обсуждения, вызовет живую дискуссию.

Однако самой богатой темой фильма, с моей точки зрения, является проблематика отношений власти и общества, государства и человека. Сама по себе тема не нова, в последние годы можно было увидеть много интересного из серии противопоставления власти и человека. В первую очередь вспоминаются «Танцующая в темноте», «Дом из песка и тумана», «Самый опасный человек», среди отечественного кино можно вспомнить «Убить дракона», «Статский советник» или недавнюю картину Бориса Хлебникова «Долгая счастливая жизнь». Везде властный Левиафан намного сильнее интересов человека, государственная система как машина, как определенная технология раскрывается во всей своей тотальной беспощадности.

В новом фильме Андрей Звягинцев копнул глубже, обозначив в этой теме отчетливые библейские коннотации, показывая тем самым, что решение проблемы на поверхности не лежит, требует особого мировоззренческого осмысления. Как было замечено одним из героев перестроечного кино, «с государством играть бесполезно, у него все карты крапленые». А если все-таки возможно, то как? Рвать рубашку, бросаться в огонь и пусть будь что будет? Смириться и плыть по течению, воспринимая как данность все тяготы судьбы? Наверное, и не так, и не так.

Каждый в своей жизни сталкивался с глупостью или несправедливостью властной машины. Кто-то впадал в отчаяние, кто-то, следуя комсомольскому завету «если пьянку невозможно предотвратить, надо ее возглавить», играл по правилам государственной машины, пытаясь постепенно их изменить, сделать ситуацию если не разумно управляемой, то хотя бы более осмысленной. Победить Левиафана невозможно, приходится идти на компромиссы, осваивать искусство дипломатии, обращая энергию властной машины против самой себя – своего рода «политическое айкидо».

Мне кажется, через это и можно строить осмысление фильма, обсуждая личные удачи и неудачи в столкновениях с властной машиной. Различного рода «как бы вы поступили, если…», «а что если попробовать иначе…», «а кто слышал про успехи и действительные изменения в заскорузлых правилах и законах…», «а как это удалось…». Конечно, кто-то скажет, что ничего сделать нельзя, все плохо и необратимо. Кто-то будет настаивать на революционных преобразованиях и кардинальном переустройстве всего и вся любыми средствами и методами. Мне представляется, что такие мнения возможны, но вряд ли они попадают в педагогическую действительность. Ведь у нас главное – изменения в людях, в их взглядах, установках, мировоззрении, а не меланхоличное смирение или диктаторская ломка. Изменение правил, взглядов и в этой связи деятельности. Или, точнее, формирование такой деятельности, которая изменит эти взгляды и правила. И, слава богу, мы в образовании можем себе позволить такой подход. В этом и привлекательность нашей сферы.

Чем многослойнее произведение искусства, тем ценнее оно для обсуждения, тем больший образовательный эффект в нем заложен, тем богаче его педагогический потенциал. Думаю, что такое кино нам в образовании как раз и необходимо.



Социальные комментарии Cackle