Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 25 (108) от 22 декабря 2014 г. Подписка Редакция Контакты
1443114434144301442914428144271443214426144251442414433144231442214421


Сергей Заир-Бек

Кризисы идентичности

Что означает быть достойным гражданином?

Осознавать себя самого активно –
значит освещать себя предстоящим смыслом
М.М. Бахтин

Ракообразные имеют наружный хитиновый скелет и каждый раз, когда он становится мал, сбрасывают его, делаясь на время очень беззащитными перед теми, кого в другое время они бы совершенно не боялись и, более того, сами могли использовать как добычу.

Пожалуй, этот пример можно использовать как метафору для понимания возрастных кризисов идентичности. Ребенок растет, расширяя границы своего познания, и вместе со старыми границами каждый раз теряется его вера в собственный статус в окружающем мире. Для подростка самыми главными институтами для формирования новых идентичностей являются школа и семья (именно в таком порядке). Подчеркну, что любая формирующаяся идентичность не будет неизменной, невозможно сформировать раз и навсегда единую гражданскую, национальную, социальную или культурную идентичность. И, что не менее важно, процесс обретения новой идентичности не может зависеть только от взрослых. Одного авторитета здесь мало. Крайне важно, чтобы ребенок захотел принять себя в новой роли, выстроить границы своего нового мира и определить в нем достойное место. Взрослые наставники могут стать для него образцами, но это не является неизбежностью.

Еще одним важным источником становления идентичности является опыт, основанный на знаниях. Например, даже несмотря на то, что свою принадлежность к той или иной расе, нации или народности человек начинает ощущать с достаточно раннего возраста, границы расовой или национальной идентичности тоже непрерывно меняются вместе с приращением знаний и принятием ценностей о своей расе или национальной группе. И уж конечно, выбор осложняется, если в ребенке эти факторы смешиваются. В наш век это происходит все чаще и чаще в силу стирания естественных границ, которые раньше служили надежным барьером для внешних воздействий, а, следовательно, источников знаний и формирования нового отношения и ценностей.

Когда-то идентичность зачастую формировалась под влиянием веры.

– Ты такой удачливый только благодаря родителям.

– Москва – третий Рим… Первые два Рима погибли, третий не погибнет, а четвертому не бывать.

– Наша страна – лучшая в мире, потому что в ней живут самые свободные люди.

– «Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет».

Дети запоминали эти аксиомы, встраивая себя в них и их в себя, не требуя доказательств. Это было так просто потому,что так сказано или написано. Сомнения трактовались как слабость, вопросы – как дерзость, отрицание – как бунт. Идентификация себя была основана на прилежании и твердости убеждений, воспитываемых с самого раннего возраста.

Сегодня одной веры для поддержания собственной идентичности зачастую уже недостаточно.

Почему так?

Чем доказать, что мы – лучшие?

Что означает быть достойным гражданином?

Почему наш выбор – это традиционная семья, и какая семья – традиционная?

Это только малая часть вопросов, с которыми сталкивается ребенок, проходя через кризисы своей идентичности.

Вполне вероятно, что в большей степени, чем вопросы о стране или мире, его волнует, какое место он занимает среди своих сверстников в классе, в социальных сетях, на футбольном поле или на дискотеке. Как он воспринимает себя: как способного ученика, готового к большим достижениям, или как неудачника. Психологи считают, что именно эти типы идентичностей требуют в подростковом возрасте особого внимания, их кризисы могут стать (и нередко становятся) причиной трагедий или, наоборот, толчком для бурного развития.

В наше время любые искусственные барьеры только оттягивают момент, когда панцирь старой идентичности должен лопнуть вследствие роста и развития социального, национального или гражданского «Я». Но если это происходит естественным образом, защититься легче, поскольку именно тогда у ребенка возникает настойчивая потребность в новом знании, в позитивном опыте для принятия новой идентичности, которая тоже становится позитивной. Осознание себя в новой роли и стремление совершенствоваться в ней дает шанс для развития я-гражданина, я-россиянина, я-юноши или я-девушки, я-землянина и т.д. Любые искусственные попытки навязать те или иные образцы, которые, по мнению взрослых, должны формировать правильный взгляд на окружающий мир и происходящие в нем процессы, нередко приводят к совершенно обратному результату.

Пусть это покажется парадоксальным любителям воспитания на принципах послушания и единообразия, но наибольшую устойчивость имеет та идентичность, которая формировалась в борьбе, в сомнениях и вопросах, в условиях большой неопределенности и поиске смыслов. Казалось бы, путь подражания и запоминания догм должен быть проще. Во-первых, его легче контролировать. Во-вторых, он менее затратен. Наконец, он быстрее. Но, как показывает вся наша история, именно этот вариант формирует очень уязвимое общество, в котором все, что держится на вере, с легкостью – как карточный домик – рушится в эпохи социальных кризисов.

Медленный путь, основанный на разнообразии и поиске смыслов, чреват большими рисками, но он формирует в перспективе более прочную общественную основу. А более разнообразное общество дает шанс каждому найти в нем свое место, идентифицируя себя в качестве не просто его члена, но защитника и проводника его ценностей.

Сейчас у нас идет активная дискуссия по поводу необходимости возврата школе ее воспитательной функции. Вместе с тем эта функция многими понимается именно как то, через что прошла школа в советские годы: насаждение образцов поведения, основанных на вере, на примате социальной идентичности над личной, на формировании жесткой нетерпимости к тем моделям поведения, которые не одобряются государством. Это таит в себе множество рисков, и один из них – конфликт, в котором может оказаться ребенок, идентифицирующий себя не так, как того настойчиво требуют взрослые. Истории со «школьными стрелками» во всем мире говорят именно о потерянной этими детьми идентичности, вынужденной идентификации себя с кем-то сильным, кто далеко не всегда несет в себе добро и терпимость к другим. Истории с попытками взрослых заставить детей идентифицировать себя с нациями и народами, имеющими превосходство над другими народами, ведут к большим социальным трагедиям.

Что сделать, чтобы помочь нашим ученикам преодолевать такие важные кризисы идентичности? Дать выбор, показать возможности, научить защищать себя тогда, когда это особенно трудно – через новые знания, опыт и способы деятельности. Лет 15 назад мне впервые встретилось выражение «дать возможность ребенку быть подмастерьем у мастера познания». Тогда мне показалось это непонятным и немного смешным. Но за этим выражением стоит достаточно важный смысл. Обучение в этом контексте идет через непрерывную практику, в которой ученик не только повторяет действия учителя, но и учится сам принимать важные решения для преодоления и учебных, и реальных проблем, которые должны быть тесно связаны друг с другом. Пожалуй, в этом и есть роль учителя сегодняшнего дня.



Социальные комментарии Cackle