Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+

Архив Видео Фото № 25 (108) от 22 декабря 2014 г. Подписка Редакция Контакты
1443114434144301442914428144271443214426144251442414433144231442214421


Александр Адамский

Тема

Образовательная политика в зоне турбулентности

Систему образования разрывают центробежные силы. В последние месяцы эта тенденция резко усилилась.

Прежде всего – усилилась разбалансировка системы. Если раньше все уровни системы – федеральный, региональный, муниципальный и школьный – крепились мощным потоком федеральных средств, то в связи с бюджетной турбулентностью, с решением урезать бюджетные расходы на 5, а то и на 10% возникла угроза снижения федерального финансирования образования. А поскольку основные сигналы изменений шли из федерального центра, деньги – из региона, формальным учредителем является муниципалитет, а у школы есть нормативные полномочия самостоятельности, предпосылки для разбалансировки системы были изначально.

А поскольку региональные финансы, призванные обеспечить доведение заработной платы работникам образования до средней по экономике, на пределе, то дополнительные задачи федерального центра (по доведению ФГОС дошкольного образования, доведению охвата дополнительным образованием до 70% учащихся, реализации различных концепций – молодежной, воспитательной и пр.) с большой вероятностью останутся невыполненными.

К тому же разбалансировка системы образования обусловлена необязательностью нижестоящих бюджетов и организаций исполнять указания вышестоящих. Так, любой муниципалитет на вполне законных основаниях может истратить средства, пришедшие из регионального бюджета в виде субвенции на образование, на другие нужды или как минимум перераспределить эти деньги не по условиям нормативного подушевого финансирования, а «по справедливости». И полученные школами или детскими садами субсидии совсем не будут соответствовать принципу «деньги следуют за учеником». И это происходит повсеместно, поэтому говорить, что в стране введен принцип подушевого нормативного финансирования, будет огромным преувеличением.

Это такая игра: регионы закладывают в трансфертные заявки деньги по нормативу, законодательно принимают бюджет на основе утвержденного финансового норматива и отправляют субвенции в муниципалитеты. А потом требуют от районов исполнения указов президента, функционирования всех школ, соответствия показателям мониторинга.

Районы начинают распределять средства уже по своему усмотрению.

И поскольку механизмы исполнения всех поручений не укладываются в институциональные нормы, в силу вступает административное ручное управление.

Но это было бы еще полбеды.

А вот когда внутри этого самого ручного управления возникают противоположные друг другу требования – вот это уже беда.

Потому что никто не отменял правовые нормы – пока, во всяком случае.

Закон «Об образовании в Российской Федерации» принят и вступил в силу.

Утверждены стандарты, весьма прогрессивные. И даже утвержден профессиональный стандарт педагога.

А проверки идут по старым дедовским правилам. Это ярко проявилось во время дискуссии вокруг единого списка произведений по литературе. Основной аргумент учителей был: «Вы хотите открытый список, а нас проверяют по определенным произведениям!».

Определенную растерянность вызвали и поручения президента по результатам форума Народного фронта.

«Правительству Российской Федерации рассмотреть вопрос о возможности прохождения обучающимися по образовательным программам среднего общего образования, не планирующими получать высшее образование, государственной итоговой аттестации в форме государственного выпускного экзамена.

Доклад – до 1 марта 2015 г.»

Конец прекрасной эпохи ЕГЭ? Или вместо Единого государственного экзамена теперь будет просто ГЭ? Ведь «единый» предполагает проверку знаний всех. Можно попытаться реконструировать замысел тех, кто формулировал и предлагал президенту этот текст. С одной стороны, массовая ненависть к единому экзамену должна обеспечить позитивную реакцию на такое послабление: «Ярем он барщины старинной оброком легким заменил».

Но, пользуясь этой метафорой, крепостные все равно остались крепостными, т.е. выпускной экзамен все равно сдавать надо будет! И если разбирать эту ситуацию с точки зрения волнения и стрессов учеников, то очень скоро выяснится, что сдавать традиционный экзамен (билеты и ответы) эмоционально намного тяжелее, чем ЕГЭ. Потому что надо вызубрить огромный массив сведений, вместо того чтобы понять смысл учебного материала. Да, ЕГЭ не идеален, но он построен на выборе ответа больше, чем на бездумной репродукции. Так что ситуация вполне может напомнить старый советский анекдот про то, как Рабиновича незаслуженно выгнали из партии, он с горя выпил, и снится ему сон, как многотысячные демонстрации трудящихся идут по Красной площади с транспарантами «Восстановите Рабиновича в партии!». Я не исключаю, что тема «Верните нам ЕГЭ!» вполне может возникнуть в социальных сетях.

Но нехитрый расчет и доводы тех, кто предложил этот ход, могут основываться вовсе не на заботе о детях, а на тревоге о себе любимых. Дело в том, что результаты жесткого единого экзамена в 2014 году показали реальную картину освоения материала. С моей точки зрения, ничего страшного в этом нет. Я думаю, что по вполне объективным причинам до четверти учащихся сегодня не могут освоить программы. Отчасти и потому, что программы составлены так, что их освоить невозможно (кстати, идея с обязательным перечнем произведений по литературе усугубит эту ситуацию). Но и, конечно, из-за уровня квалификации учителей, все еще слабой материальной базы (хоть и заметно улучшенной за последние годы), других причин.

И, казалось бы, это причина влиять на плохие факторы!

Но есть другой способ – отсечь тех, кто ухудшает статистику.

Представляете, если процентов 15–20 школьников, (не самых подготовленных), не захотят сдавать ЕГЭ – как поднимется уровень результатов!

И все, задача решена! И мы снова – самая лучшая система образования в мире!

За гораздо меньшие деньги, чем если бы поднимать квалификацию учителей, модернизировать образовательную среду, строить дороги из маленьких сел в райцентры, повышать скорость Интернета, радикально менять учебники, развивать инновационные подходы… Дорого, долго, непредсказуемо. Не при нашей жизни.

Но давайте представим себе, просто пофантазируем, в каких школах дети выберут не ЕГЭ, позволяющий поступить в вуз, а обычный экзамен, да еще если принимать будут свои же учителя, по билетам? Мне кажется, это будут отдаленные сельские малокомплектные школы. И какая будет тактика учителей и руководителей, которым нужна будет хорошая отчетность?

Другое поручение.

«Министерству образования и науки Российской Федерации в целях обеспечения единого образовательного пространства на территории Российской Федерации определить в федеральных государственных образовательных стандартах начального общего, основного общего и среднего общего образования базовое содержание обязательной части основных общеобразовательных программ, в том числе по отдельным учебным предметам.

Доклад – до 15 июля 2015 г.».

Уважаемые члены Народного фронта, сотрудники управлений Администрации президента, внесшие и готовившие это поручение, позвольте сообщить вам экспертную позицию. В законодательство именно потому и были внесены изменения, касающиеся Федерального государственного стандарта (в части его структуры – замена базового минимума на условия и требования к результату), что по итогам анализа большого объема данных был сделан вывод о невозможности обеспечения единого образовательного пространства путем унификации учебного материала. Этот закон принят Федеральным собранием и подписан президентом РФ В.В. Путиным. Не может Министерство образования и науки Российской Федерации исполнить это поручение, не нарушив закон РФ № 273 «Об образовании в Российской Федерации».

Я не большой поклонник министра Д. Ливанова и особенно его действий в сфере общего образования (тем более что меня в последнее время предупреждают быть сдержаннее в оценках), но тут я бы, как говаривал генерал Чернота из булгаковского «Бега», «записался бы в большевики» – на время.

Потому что это и есть губительный раздрай и та самая центробежность, о которой я писал в начале этой заметки.

Что делать ведомству?

Не выполнить поручение президента нельзя.

Нарушить закон – нельзя.

Уйти с высоко поднятой головой? Такие демарши не прощают.

Обратиться к общественности? Не принято, ты член команды.

Разрыв системы – это стало очевидно уже на федеральном уровне.

Но такая же патовая ситуация ежедневно у каждого директора школы, каждого начальника муниципального управления, каждого регионального министра.

Систему образования рвут на части – либо это закончится ее тотальной централизацией, с созданием системы госшкол с учредительством на уровне региона и предельной унификацией. Либо все-таки тенденция самостоятельности и автономии возобладает.

…Но есть еще одно поручение президента:

«Администрации президента Российской Федерации совместно с Общероссийским общественным движением “Народный фронт «За Россию»” подготовить предложения о мерах по формированию российской гражданской идентичности, а также по поддержке проектов, направленных на социализацию детей и подростков.

Доклад – до 1 декабря 2015 г.»

Спешим на помощь – этот номер посвящен формированию российской гражданской идентичности.

Ну, по крайней мере разным подходам к этой задаче.



Социальные комментарии Cackle